Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Давай спокойно посидим,поговорим об Ювенале

Вот в последнее время одна проблемочка меня стала сильно занимать и беспокоить даже. Очень меня стало беспокоить наше общение. То есть, как мы стали общаться друг с другом. Не то, чтобы мы перестали общаться, ни, ни. Разговоров происходит очень много и даже иногда чересчур. Вот,  к вечеру, обычно телефон просто разрываться начинает, а это о чем говорит? Люди общения хотят и все такое, хотят поделиться сокровенным наболевшим и прочим и просто узнать, что как. Не вообще, что как, а конкретно. Или  вот, например, встречаются люди и начинают очень активно общаться, рассказывать, хвастаться, жаловаться и все как положено. А дальше как-то пустовато получается, когда все в принципе про себя рассказано, вот дальше совсем, как-то пустовато. 
Как-то резиново - вытянуто получается. Как-то ндааа, вот-вот и тому подобное. 
Вот вы, конечно, помните Евгения Онегина (А. С. Пушкин - наше все) 
В школе все проходят. И там, в этом романе в стихах, там про Онегина. Это в самом начале идет. Как он, Онегин мог спокойно потолковать об Ювенале, в конце письма поставить vale,да помнил, хоть не без греха из Энеиды два стиха.
 И когда читаешь эти строчки, как-то хочется  с кем-нибудь об Ювенале поговорить. В конце письма vale  устарело, его не хочется ставить.
Теперь так, про Энеиду. Тема часа на два для любителей эпического и размеренного.  Но потолковать об Ювенале сложно. Почему? Потому что никто его не читал, а просто так разговаривать об нем тоже  не принято. Но, хочется. 
Я вот тоже не читала, но как только проблемы  все насущные с собеседником обсужу, так эту песню сразу завожу. Мне хочется об Ювенале, и я тихонько так, исподволь завожу, нет, не сразу, а через паузу и перекур, Начинаю, так как бы это вообще, не конкретно.  Так спрашиваю: « а не кажется ли Вам или тебе, (зависит от собеседника), что в  стоической сатире, в синкретичном смехе потенциально, или в зачаточном виде заложены  множественные виды комического, обособляющегося затем в ходе развития культуры?» Тут, тоже в зависимости от ответа, я начинаю  конкретизировать. Так легко говорю, как бы невзначай. Кстати, Ювенал это не комическая сатира. Далее, разговор может и сразу закончиться и иметь продолжение. 
Первый вариант. Он самый распространенный. Собеседник говорит: 
«Не будет ли тебе кривляться, 
 Дался нам это Ювенал, 
О нем я вовсе не слыхал, 
Плевал я на него, чихал, 
Да и с тобой,  мон  дью,
Пора давно расстаться.
Труба зовет, рога трубят.
Пора, пора.
Дела стоят»
Второй вариант - неожиданный. Собеседник поддерживает тему. Начинает, как-то живо реагировать, проявлять интерес.  Это очень приятно, но опасно. Потому, что я Ювенала не читала ни одной строчки и в запасе у меня есть только два предложения о нем. А поговорить хочется. Очень хочется поговорить об этом. Ну, про две строчки это я махнула. На самом деле их у меня три. Для серьезной беседы  должно хватить. Тогда я начинаю опять с обобщений. Из общего всегда легче на частное перейти и все по косточкам разобрать. Я говорю так, затягиваясь сигаретой и прихлебнув кофе из чашечки. Тут неплохо прикрыть глаза и, как бы, погружаясь в размышление, произнести.
-Маленького человека заметила уже новоаттическая комедия. И если дальше собеседник просто слушает, то это плохо, а если комментирует, то это очень хорошо. Потому, что у меня осталось два предложения. Правда из одного может вырасти целая отдельная беседа, сейчас увидите, как это делается. Ювенала волновала проблема маленького человека. Интересно, в каких формах?
 Вообще надо не лениться, а как-нибудь, ну не завтра, послезавтра тоже много дел, пойти в библиотеку и что-нибудь взять из его сатиры. А то все время провожу с людьми беседы об нем и,  ну просто понятия не имею, как это все выглядит, может мне он вообще не понравится, всякое, может быть, может после этого меня перестанет тянуть на разговоры про него, может он мне чужд по сути. 
Поняли про маленького человека? Куда я клоню? Догадались? Про Гоголя можно поговорить, про Акакия, как его Норштейн удачно в мультике нарисовал, а денег доделать не хватило, как он по Невскому бежал,  не Норштейн, а Башмачкин, как он перышком скрипел. Про Гоголя лучше всего закончить трюизмом. Все мы вышли из гоголевской шинели. А если дальше про Ювенала продолжать? Если проблема маленького человека собеседника не интересует. Люди разные бывают. На этот случай есть последнее, прекрасное предложение, оно же и тема для хорошей беседы. В САТИРАХ ЮВЕНАЛА ЯРКО ПРОСЛЕЖИВАЕТСЯ МОРАЛЬНАЯ ДЕГРАДАЦИЯ ЛЮДЕЙ.