Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Второе действие. Сцена 2

Альберт и Люля на свалке.
Альберт – А если мы не найдем?
Люля –  Не каркай.
Альберт – Все, как чушки, извозились. 
Люля – Увидят, скажем,- потеряли, ищем?
Алберт –  Не поймут, надо было  рабочего с лопатой с собой захватить.  
Люля – Непременно.  Мусорщика с лопатой, экскаваторщика для действия и зрителей: Ренату с Лилей и Хербста Фогеля до кучи, они   бы здесь  вдохнули   аромат жизни.
Альберт – Прямо на куче.
Люля – Ты что-то очень развеселился.
Альберт – Когда мы вместе, у меня всегда настроение поднимается.                   Глупость какая.
Люля – Это ты сейчас к чему?
Альберт-  Все у меня в жизни через жопу. Почему так?
Люля – Посмотри там, справа,  что-то черное торчит.
(прыскает со смеху), ну и видок, хозяин мусороперерабатывающего завода на рабочем месте, в неформальной обстановке делает маркетинг товара.
Какой здесь у тебя беспорядок.
Альберт – Да у меня полный беспорядок. И знаешь, с твоим приездом все проясняется. Ты приехала, а тут….
Люля – Приехала отдохнуть, называется, то в воде, то на свалке.
Альберт – Как я жил без тебя, Лю?
Люля – Жил же как-то, а там что?
Альберт вытаскивает бутылку из-под коньяка, рассматривает 
Люля – Так вот ты какой - северный олень! (смеется)
Альберт – Что тебя так веселит?
 Люля – Историю с этим коньяком вспомнила. Недавно  возила дома смотреть одного замдиректора фирмы импорта вин и коньков. Весь день протаскались,  это не нравится, то не подходит, едем обратно, у меня голова разболелась. Он,  – это у тебя давление. Мужик такой простой, на ты, и все такое. Говорит, - там у меня в багажнике коньячок лежит для сосудов тебе. Я – на работе не пью,  и вообще если пью, то только хорошие. Он,–  какие  у тебя хорошие? Я, – Хенеси. Он, – Говно. Реми Мартин. Он – тоже говно. Я заинтересовалась, - а Эдуард III? Говно,- говорит, А Готье? - Готье – куда ни шло, но там карамели много, так себе.  Этот коньячок показывает. Реальный коньячок,- говорит. Цена у него тоже реальная.
Альберт – Сколько?
Люля – Не отвлекайтесь, маэстро, времени мало.
Роются, ищут.
Альберт - Вот  мы здесь в грязи и вонь, а все равно мне легче. Мне хорошо с тобой везде. У меня к тебе чуйства
Люля – Не хотелось бы провести здесь  всю оставшуюся жизнь,  какие кучи.
Альберт – Что я слышу? Кто мне говорил, не каркай, все будет тип - топ.
Люля – Скоро  темнеть начнет, веселенькая перспектива.
Альберт – Это так романтично, ночью на мусорной свалке. Иди ко мне.
Люля – Пить хочется, и вымыться, я вся чешусь.
Альберт – Душа тут точно нет,  вот мочалка, практически новая (достает мочалку)
Люля – Я серьезно говорю, что-то в горле застряло, першит.
Альберт – Пить - не проблема, зайдем в сторожку к старине Ваге это тут рядом, пойдем?
Люля – Сбегай сам, мне неудобно.
Альберт – Типа, пойди, попей и мне принеси, да?
Лиля – Угу. Я пока еще в том углу пороюсь.
Альберт – Не хочу здесь тебя одну оставлять.
Лиля – Иди.
Альберт – Я мигом. 
Уходит
Люля – (вытирает руки) Глупая мысль. Как там у них? «Не дай мне Бог сойти с ума». Или как там? Думай, столбик, думай. Что можно еще?  Почему-то мне казалось, что мы найдем. Идиотство. Ладно, сейчас он вернется, надо назад ехать  и  по-другому…. Действительно темнеет, тучи такие зловещие, где эта сторожка? Он говорил, рядом. Где он? Это что, черный ворон? Господи, что со мной? Я совсем уже как Лилька стала, все мне мерещатся, неверморы….. Черный ворон я не твой.
Люля –  Он не один. Их тут …. Ой мама. Вернется Альберт, а я, как в Омене, с выклеванными глазами, где же он? (смотрит в небо) Черт бы их побрал.
Голос Альберта за сценой
Альберт – Сайра, моя цыганка, сайра.
Люля – Он еще поет.
Появляется Альберт.
Альберт - И что ж, форель все семь недель скрывалась, братцы, в речке….
А телефончик, динь - дилинь, скрывался…… (смотрит на Люлю)
Что с тобой?
Люля –  Темно, вороны кружат надо мной, полная неизвестность там, а так ничего, приятно.
Альберт протягивает ей стакан воды.
Альберт – Мадам, пить подано. Вага чуть со стула не свалился, меня увидав. А я чуть не умер от счастья,  увидав….., кинулся к нему, обнимаю его, типа, Вага, дорогой мой. Он смотрит на меня, думает я того или того.
Люля – Я вообще ничего не понимаю.
Альберт – Захожу в сторожку, к старине Ваге.
Люля – Я это уже слышала и?
Альберт – Он смотрит на меня как баран на новые ворота.
Люля – Это тоже было, короче.
Альберт – Сайра, моя цыганка Сайра… 
Люля – Ты выпил?
Альберт – Воды.
Люля – Дальше…
Альберт – Он еще сказал,- где это Вы так уделались?
Ладно, ладно, у Ваги на столе стоит Рутин телефон, ну отпад. 
Лиля – Где же  он?
Альберт – У Ваги на столе.
Люля –  Нет, так дело не пойдет, сосредоточься и объясни нормально.
Альберт – Объяснять нечего, телефон у него, я хотел  забрать, старик на дыбы, без телефона не могу, принесите  другой, и вообще дался Вам этот старый, допотопный телефон.
Люля – Надо срочно ему другой, этот забираем и мотаем. Какая вонь.
Альберт – Деловое предложение.
Люля – Что?
Альберт – Нам необходимо искупаться.
Люля – Я  купальник не захватила. Обычно я на свалки в купальнике езжу, а тут промашка вышла.
Альберт – Какие купальники? 
Люля – Едем. Окунемся  побыстренькому.
Альберт – Никуда ехать не надо. Море рядом, там внизу. Пошли.
Звездочка. 
Люля – Где?
 Альберт–   Ты  - моя звездочка. (чмокает Люлю в щечку)

Люля – Что я слышу, кто - то, по - моему не очень любит все эти сусли-     пусли. 
Альберт – Морем пахнет.
Люля – У меня нос заложило от помоечной вони.
Альберт – Совсем не дышит?
Люля – Угу.
Альберт – Хочешь, помогу?
Люля – Как?
Альберт обнимает Люлю и целует в губы.
Люля – А песок еще теплый.
Слышится плеск.
Альберт – Сайра,  плыви ко мне. 
Люля – Там глубоко?
Альберт –  Плыви по лунной дорожке.
Люля – Ой, господи кошмар. Ну ты что совсем?
Альберт – Что такое?
Люля – Ты что думаешь, я Карбышев?
Альберт – Это еще кто?
Люля – Не помню, его водой ледяной обливали фашисты? Ты это специально удумал?
Альберт – Вода теплая.
Люля – Моржам она теплая.
Альберт – Ты двигайся.
Люля – Куда?
Альберт – Сюда, тебя морж здесь ждет, весь такой одинокий - приодинокий, тоскующий.
Люля - Немедленно вылезай, ты простудишься.
Альберт – Поплыли в Финляндию. Тут близко, за угол и километров двести, триста морем. Приплывем, финны охренеют, они никогда еще не видали такой чудесной пары, морж и нимфа.
 Люля – Вылезай, поэт. Я уже окоченела.  Зубы стучат.
Альберт – Зубы замерзли? Давай я их согрею.
Люля – У нас нет  полотенца.
Альберт – Вытирайся моей рубашкой. Для тебя ничего мне не жаль.
Люля – Ты сам весь дрожишь.
Альберт – Это от счастья.
Люля - Что же ты голый что - ли домой поедешь?
Альберт – Что тут ехать? Сейчас на горку залезем, раз, два и дома.
Прикатим, чаю горячего с коньком попьем, я буду капризничать, а ты мне будешь говорить, – милый моржик, скушай коржик. Дай я тебя обниму, а то действительно холодрыга - жуть. 
 Идут, внезапно Альберт спотыкается, падает.
Альберт – Ой.
Люля – Что?
Альберт – Тут яма, ногааа!  Подожди, не тяни, нога застряла,  какая боль ! (пытается вылезти, привстает, падает)
Люля – Дай я посмотрю (нагибается) не видать, там вроде корень торчит.
Альберт – Вот, допрыгался, блин, как болит.
Люля – Только этого не хватало.
Альберт- Это мне наказание, как ты думаешь?
Люля – Что об этом, глупость, какая, ну, надо - же.
Альберт – Я тоже об этом подумал.
Люля – Садись, я дерну.
Альберт – Ты мне ногу так оторвешь.
Люля – Тогда давай здесь останемся, будем сидеть и ныть, что ты прямо, как маленький.
Альберт – Тяни (корчится от боли)
Люля  изо всех сил тянет, вытаскивает ногу. 
Люля – О господи.
Альберт смотрит на ногу.
Альберт – Как раздулась! 
Люля – Опирайся на меня, давай потихоньку.
Альберт скачет на одной ноге, опираясь на Люлю.
Уходят. Их голоса за сценой
Люля – Не ступай ты на нее, хуже будет.
Альберт – Хуже уже некуда.
Люля – Ошибаешься.
Альберт – Держи меня крепче, Лю.