Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Второе действие. Сцена 3

Лиля  на террасе в саду. Лиля сидит, смотрит вдаль. Появляется Рената и 
Лиля – Ничего не  удалось? 
Рената отрицательно мотает головой.
Рената – РУТЕЛЕ ТОВАС ЛИВЕС ГЕТААС. (Рута, давай соберем листья) 
Рута – Пахнет гнилью, дождь собирается, какие тучи с моря принесло, ветер.
Рената – Это разве тучи, это облачка, и ветра практически нет.
Появляется Хербст Фогель.
Он смотрит внимательно на Лилю, Руту, Ренату, садится в шезлонг.
Раздается телефонный звонок. Рената выходит, приходит с телефоном.
Рената – Что еще? Где он? Я как всегда права, я знала, я предупреждала…. Сейчас приеду. Может, ты мне не будешь указаний давать?
Хербст откладывает газету и внимательно смотрит на Ренату, на Лилю, на Руту. 
Лиля – Что случилось?
Рената – Альберт ногу сломал, где-то они купались, кувыркались. Поеду, плед ему отвезу, холодно уже.
Лиля -  Может мне   отвезти?
Рената – Это я еще в состоянии сделать.
Лиля – Хотите я с Вами?
 Рената - Ни в коем случае, ты оставайся здесь.
Смотрит на Руту.
Рената (Лиле)- Не упускай ее из виду, как нитка за иголкой.
Лиля – Но…….
Рената – Никаких «но»
Лиля – Я…
Рената уходит
Лиля – Вот я думаю…..господи, что я думаю. 
Подходит к Руте. 
Лиля – Рута, дорогая Рута. Если хотите, мы можем на зиму поехать ко мне в Москву. У меня, правда, тесновато, квартира маленькая, но зато там тепло, поживем втроем, Вы, я и Валька. С деньгами у меня туго, ну и что.  Как - нибудь. Я это абсолютно серьезно говорю. Мне кажется, Вас не испугает теснота и бедность. Потом у меня есть надежда на работы, которые здесь напишу. Васины холсты, они просто волшебные. Так хорошо работается, как будто он помогает. Продам работы,  как мы заживем. Все вместе, у нас на кухне будем сидеть, чай пить,  окна все покроются инеем, на улице ветер воет, а нам  тепло и уютно под плетеным абажуром. У меня есть проигрыватель для компакт-дисков и много музыки, музыку приятно слушать вечером зимой при неярком свете. На стене будут лежать синие  мягкие тени. Чай с лимоном, бутерброды.  Валька очень шебутной, но он добрый, он Вам понравится. Поедемте ко мне.
Хербст очень внимательно смотрит на Лилю.
Лиля – Мне кажется, Васе бы было приятно, если бы Вы поехали ко мне в гости. 
Рута – Я никогда не ухожу из дома больше чем на двадцать минут. Он меня не найдет, он будет волноваться. Позвонить не может, и дома меня нет. Он места себе не будет находить, аппетит пропадет, работать не сможет, я - то его знаю. Он уже, наверное, с ума сходит, осень, ветер, облака. Телефон сломан.
Лиля отходит, садится около Хербста, раскрывает книгу. 
Лиля – Если бы я могла, хоть что- нибудь понять.
Лиля подносит книгу Хербсту, указывает на место, подчеркнутое в тексте.
Лиля – Пожалуйста 
Хербст берет книгу, смотрит в текст, откладывает книгу.
Лиля –  Так, общая психопатология. Это, это.
Хербст – Автор А. Хербст Фогель, издание 1983 года, Берлин.
Лиля – Это Ваша книга?
Хербст - Да.
Лиля – Вы психиатр?
Хербст - Да. Как практическое пособие книга  не подходит, Рената рассматривала не те главы, там у меня есть методы лечения, но это только для специалистов.
Лиля – Вы меня слышите? 
Хербст – Да
Лиля -  Чудо! Хорошо слышите?
Хербст – Да.
Лиля - Что, прямо так внезапно начали все слышать или были, какие - нибудь предвестники? 
Хербст – Нет.
Лиля – Как хорошо, ну надо же. Всем надо рассказать.
Хербст – Не надо. Мне бы не хотелось
Лиля – Понимаю. Вы еще сами не можете осознать, конечно….
Хербст – Вы такая милая, Лиля.
Лиля – Я?
Хербст – Вы так трогательно рассуждаете.
Лиля – Вы с самого начала все слышали, вы не глухой?
Хербст – Нет.
Лиля – Получается, что Вы всех обманывали?  Вы ….  
Хербст берет Лилю за плечи. Усаживает ее. 
Хербст – Успокойтесь. Я хотел полностью оценить картину заболевания. 
Лиля – Вы… 
Хербст – Теперь мне все практически стало ясно. 
Хербст – Рута, сколько дачников Вы ожидаете в следующем году?
Рута – Сейчас уже осень на пороге, какие дачники? 
Хербст – Я спрашиваю о будущем годе.
Рута – До него еще дожить надо. Зимы тут холодные.
Хербст - Меня запишите на следующий год.
Рута – Да, да на следующий год.
Хербст – Зимой тут, наверное, тоже чудесно, можно на лыжах ходить. Скажите, Рута, залив зимой замерзает?
Рута – Год на год не приходится. Прошлой зимой все замерзло. Вася любил по заливу на лыжах ходить. У меня в сарае и сани есть. Огромные деревянные сани, с большой  резной спинкой.
Хербст – Что Вы говорите.
Рута – Это еще моей бабки. Раньше катались. Вася очень любил. Прямо туда вниз к заливу. Как мы однажды с ним перевернулись на этих саночках. Вася и санки на меня. Искры прямо из глаз. Обычно на Рождество Вася изображал рождественского гнома. Такой смешной в колпаке.
Хербст – Хотелось бы посмотреть.
Рута – Сейчас это невозможно, Васи нет дома.
Хербст – Вы не можете мне их показать?
Рута – Кого?
Хербст – Старинные сани вашей бабушки.
Рута – Пожалуйста, они в сарае, за велосипедами.
Хербст – Боюсь, я сам не справлюсь, проводите меня.
Рута – Пойдемте, конечно. Грязи там много, давно я там не разбирала.
Они уходят.
Звучит «Волшебная флейта»
Лиля – Я смотрю и вижу вот кусочек моря, как кусочек крепа, как кусочек горя… улетает птица, завывает ветер, и хочу, не спится, нехороший вечер.
Появляется Хербст. 
Хербст –  Решила прибраться в сарае. Сани, действительно уникальные. Начала  прошлого века. Резные птички на спинке. Модерн в его изысканной витиеватости. Сделаны с душой и теплотой, что не характерно для модерна.
Лиля – Простите меня. Я тут с ней была, и такой страх меня обуял, ноги дрожали.  Ужасное ощущение полной безысходности.
Хербст – За что я должен Вас простить?
Лиля – Я Вас обвинила в безразличии и черствости.
Хербст – Что-то не припоминаю.
Лиля – Я сказала,  Вы.
Хербст – Она поправится.
Лиля – Она совсем не удивилась, что вы  теперь слышите?
Хербст - Совсем
Лиля -  Сегодня мне снилась красота. Вы думаете, я сумасшедшая?
Хербст – Нет, вы не сумасшедшая. Вы экзальтированный тип. Это хорошо для художника.
Лиля – А для женщины плохо?
Хербст - Почему плохо, это просто есть и все. Это часть характера. Ни хорошо, ни плохо.
Лиля – Зачем Вы притворялись, что не слышите?
Хербст – У меня был период в жизни, когда я действительно оглох.
Это было три года тому назад, потом глухота прошла.
Лиля – И что?
Хербст – Я приехал в Лю - Блё, поселился у Руты, мне не хотелось видеть знакомых, работать я не мог, сидел тут в тишине, беззвучно катились волны, беззвучно лаяли собаки. Рута беззвучно заботилась обо мне.
Лиля – Почему Вы оглохли? 
Хербст – Я потерял жену и сына.
Лиля смотрит на него.
Хербст – Боль притупилась, глухота прошла, я начал работать, все время, вспоминая, чудесный берег Лю - Блё и Рутины заботы, вот решил…
Лиля – А почему Вы ей  сразу не сказали, что теперь слышите?
Хербст – Я хотел, но,  увидев  ее таблички, решил, так спокойнее будет, а потом… Я никогда никому о себе не рассказывал.
Лиля – Мне  все время хотелось  с Вами  поговорить.
Хербст – Хотите об этом поговорить?
Лиля – Я серьезно.
Хербст – Я тоже.
Лиля – Как Вас  называть, Хербст или Фогель?
Хербст – Меня зовут Альберт, Хербст Фогель это фамилия.
Лиля – Альберт? Как странно значит, Люля… Она говорила,- Альберт, только не тот. Вы верите в знаки судьбы?
Хербст – Да. Вы знаете, Лиля, я думал, что до конца жизни буду одинок.            
Лиля – Знаете, почему я начала рисовать?
Хербст – Догадываюсь.
Лиля – Представьте себе. Нет не так, закройте глаза. Запах весеннего, мокрого ветра. Вечер, голубое окно. Гуашевые краски. Это совсем не то, что цветные карандаши. Ими можно рисовать слоями, они такие мягкие, кисточка вязнет в баночке,  плотная капля падает на стол, плюмс. Все очень яркое.  Клоун на ослике, испанки в пестрых юбках, золотые шары.
Хербст – Вам не хватало красоты? У Вас, Лиля, очень красивые руки.
Лиля –  Мне почему-то всегда было одиноко и в детстве и потом, а сейчас…
Хербст – У Вас очень красивые глаза.
Лиля – Зачем вы мне это говорите?
Хербст – Мне хочется  это вам сказать. Я так чувствую.
Лиля – Вы умеете плавать?
Хербст - Да.
Лиля – Я не умею. Мне кажется, что вода меня не любит, а я ее люблю.
Хербст – Вы ей открыли?
Лиля – Что?
Хербст – Свою любовь?
Лиля – Я боюсь.
Хербст – Вы говорите, вас не любит вода, а вы ее спрашивали об этом?
Лиля – Вы серьезно?
Хербст – Конечно.
Лиля – Вы знаете как?
Хербст –У Руты на клумбе распустилась тигровая лилия. Какая она красивая. Стройная, яркая, какие у нее изысканные    крапинки. Настоящая принцесса. Лилия  - ты удивительная, ты самый красивый цветок в этом саду. 
Лиля – Да она очень красива. Стоит  гордо в середине клумбы. Вы думаете, она не боится, что ее могут сорвать или  растоптать?
Хербст – Она ничего не боится. Ей хорошо и уютно, ее поливают заботливые руки.
Лиля – Да. Но клумба не море. На клумбе, конечно, не так опасно.  Волны.  Глубина. Подводные течения.
Хербст –  Нужно довериться,  и тогда.
Лиля –   Как в «Волшебной флейте»? Но ведь это сказка?
Хербст – Музыка вдохнула в нее жизнь.
Лиля –  Музыка это чудо.
Хербст – Главное чудо это любовь. 
Лиля  - Вы можете сотворить чудо?
Хербст - Какое?
Лиля – Чтобы Рута поправилась.
Хербст – Сделаю все, что в моих силах.
Лиля – «Ночью по ужасной дороге». 
Хербст –  Чехов, доктор Астров?
Лиля –  И это тоже  вам нравится?
Хербст –  Я лесов  не сажаю.
Лиля – А он книжек не писал.
Хербст – Этого мы не знаем.
Лиля – Они любили ночью закусывать, хотите чаю?
Хербст – Я приготовлю для Вас.
Лиля – Вы?
Хербст – Просите меня сотворить чудо и не верите, что я смогу приготовить чай? 
Лиля – Я  Вам верю. Увижу ли я крылья заката на самом краю моря…
За сценой подъезжает машина, хлопает дверь, слышен голос Ренаты
Рената – Аккуратно, не торопись потихоньку, ну олух.
Альберт – Мама.
Люля – На здоровую обопрись.
Альберт – А я на что?
Рената – Головой надо думать?
Альберт – А я чем?
Рената – Что ты заладил, а я, а я.
Альберт – Мама, не начинай.
Рената – Я начинаю?  Тут без меня. 
Рената выходит на сцену. 
Рената -  Ну как тут?
Лиля – Все хорошо.
Рената – Где Рута?
Лиля – В сарае.
Решила навести  там порядок. Как Альберт? 
Появляются Люля и Альберт. Альберт в гипсе на костылях.
Рената – Перелом, жить будет, хамит уже во всю, значит лучше. Вот говорят, история повторяется дважды. Некоторые с возрастом не охладевают к ночным купаниям, несмотря ни на что. Ни перед чем не останавливаются при достижении своих целей.
Подходит к столу, берет книгу.
Рената – Пойду в сарай, может, и мне это поможет навести  порядок у себя в голове, надоело, ох до чертиков, до какой степени  мне все, (идет по сцене) как же мне это все, до ужаса, до зубной боли, до треска в голове… 
Уходит.
Люля – Ну?
Лиля – Ей лучше.
Альберт – Как на них чудно` ходить.
Лиля – Сегодня все чудно`.
Люля – Что еще?
Лиля – К Хербсту Фогелю вернулся слух.
Альберт – А от меня отвернулась нога.
Лиля –   Рута…
Появляется Хербст
Хербст–  Заварку не могу найти.
Люля – Прямо в одночасье стали слышать? 
Хербст - Да                            
Люля -  Звона в ушах нет?
Хербст отрицательно кивает.
Люля – Все равно  сейчас надо поакуратнее,  ватку в уши заложите, мало ли, ну надо же? Заварка на кухне, в правом верхнем шкафчике.
Хербст уходит. .
Альберт –  Я так и буду здесь торчать, в таком состоянии.
Люля – А что ты предлагаешь?
Альберт – Чтобы  мне уделили внимание, может мне тоже ватку куда- нибудь проложить. 
Люля –  У тебя уже есть гипс. Мы разве не с тобой весь вечер возились, по больницам, по врачам, по рентгенам? 
Альберт - Блин. А  я что  виноват, что ногу сломал?
Люля –  А кто тебя винит? Просто мне придется завтра проблемы решать.
Альберт – Типа пили порознь, а блевать вместе?
Лиля – Какая гадость.
Альберт – Вот такое я говно. Завтра надену все коричневое.
Лиля – Давай, и гипс тоже покрасим, у меня много коричневой краски, я ее не использую.
Альберт – Все розовым красишь?
Лиля – И голубым.
Альберт – Ты на что намекаешь?
Лиля – Завтра надену, завтра то. Тут, между прочим, человек  болен, неизвестно, что будет завтра.
Альберт – Ты что ли?
Люля – Нет, не я, Рута, ты еще помнишь об этом? 
Альберт – Я тоже, на минуточку, болен.
Лиля – Самовлюбленный индюк.
Альберт – Полегче, а то, как бы я не ответил тебе.
Лиля – А ты ответь. Вот там (показывает в угол) мои картины стоят. Мне они  как Руте телефон -  дороги. Может, порвешь или рамы переломаешь?
Альберт – Дура.
Люля – Альберт, прекрати.
Альберт – Что прекрати, это она начала.
Лиля – Когда Рената про тебя говорила все эти грубые слова, мне казалось, она преувеличивает.
Альберт – При чем здесь мама?
Лиля – Она права. 
Альберт (к Люле) – Конечно она права, между прочим, гадости она про тебя говорит.
Лиля – Благородного рыцаря из себя строишь?
Альберт – Мама была права, когда про свиней говорила, это у нее классно прозвучало.
Люля – Альберт, тебе потом будет стыдно.
Альберт – Прикидывается ебанько,  а у самой зубы как у волка. Прокурор тоже мне.
Лиля  - Я к тебе не пристаю, вообще молчу, чужие вещи не ломаю, людей с ума не свожу.
Альберт – Ты сводишь, ты ………. (показывает на Люлю) ее свела.
Лиля – Это как же?
Альберт – Только с дурьей башкой можно было тебя сюда на смотрины привезти. Типа невеста. Безумная Греттель.
Лиля – Какие слова, что я слышу, у нас, оказывается, есть интеллект.
Альберт – Куда уж нам, мы про птичек стишки не читаем, слезки не льем.
Люля – Тебе не стыдно.
Альберт – Я со сломанной ногой, между прочим.
Лиля – А мы тут при чем?
Альберт – Это я не тебе говорю, малахольная.
Появляется Хербст. 
Хербст – (к Лиле)  Бесполезно, чая  нет. Предлагаю выпить его в кафе. Или это  не    по - чеховски? 
Лиля  (улыбается) -  Почему? (Люле)- Я пойду, пройдусь.
Люля кивает. 
Лиля с Хербстом уходят.
Альберт – Зачем ты ее привезла, эх Сайра, Сайра.
Люля – Ты что, с цепи сорвался?
Альберт – А я - то думал, что за фигня? Теперь понятно.
Люля – Что понятно?
Альберт – Это же человек - беда. 
Люля – Глупости.
Альберт – С нее все началось, точно.
Люля – У вас с мамой, по-моему, до нее началось.
Альберт – Нет, нет, это все, я как на перроне ее увидал. 
Люля – Что теперь?
Альберт – Это она все подстроила, специально.
Люля – Брось.
Альберт –  Этот перец немецкий «внезапно» все слышать стал. Сидел тут годами пень - пнем. 
Люля – Тебе - то что? Сам говорил, она тебе не подходит.
Альберт – А что ты так с ним? Поакуратнее, получше, ватку - фигатку.
Люля – Давай чаю попьем, потом я тебе помогу лечь. Завтра с утра пораньше съезжу, заберу телефон, все наладится.
Альберт – Тебе действительно так кажется?
Люля – Тяжелый день.
Альберт – Этот говорил, – чая нет.
Люля – Мало ли, что он говорил. 
Альберт – Ты считаешь меня дураком?
Люля – Нет.
Альберт – Сумасшедшим истериком?
Люля – Да, ладно тебе…
Альберт – Опять занесло меня, ты не сердишься?
Люля – Даже в мыслях нет.
Альберт -   Завари крепкого чая, и сахара побольше. Что там врач говорил, какие таблетки?
Люля – Какие – какие, обезболивающие.
Альберт – У нас есть?
Люля – У нас?