Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Сцена 8

На сцене темно.  Та же терраса. Ночь. Раскаты грома, молния. Вдалеке шумит море.
Появляются мокрые Альберт и Люля.

Альберт – Ничего себе за хлебушком сходили, я думал кирдык, хана.
Люля – Господи, добрались, мне не верится. Страх - то какой! (ее всю колотит, она корчится от холода) Сколько мы в море бултыхались?
Альберт – Проклятый мотор, не ожидал от него такого.
Люля - А кто говорил все нормально, волны небольшие? И я дурочка старая поверила, поедем, красотка, кататься, прокатились.
Альберт – Какая же ты  старая? Это ты- то дурочка?
Люля – Я с ног валюсь. В доме тихо, все спят. Тоже, слава богу,  я думала, они с ума сходят.
Альберт – Они, поди, обрадовались, подумали, что мы утонули, успокоились, унялись и занялись  своими болячками и телефонами.
Люля – Лиля, наверное, вся извелась.
Альберт – Я думаю, она даже не заметила нашего отсутствия, она про птичек читала стишки и упивалась своей неординарностью.
Люля – Зачем ты так? Ты ведь совсем не такой. В море я  почувствовала твою силищу. Я там чуть не описалась от страха, а ты был такой спокойный, уверенный.
Альберт – Я? Да ты что. У меня столько в голове за это время прокрутилось, я ведь, типа на тот свет собрался,  мысли были, - надо же,  утону в самый светлый день своей жизни, именно тогда, когда мне  так хорошо, и мало того утоплю  такую женщину! А потом я подумал так, – нет пес хренячий, ты сделаешь все, все, что только можешь, а если надо, то сделаешь то, что не можешь, но нам надо выплыть во чтобы - то не стало.
Люля – Я про это и говорю. На твоем лице прямо викинговость какая-то присутствовала.
Альберт – Да, прямо вшивый викинг с черпаком в руке и трясущимися поджилками.
Люля – Поджилок я не заметила, а с черпаком ты здорово придумал.
А когда лодка на камни наскочила, я ведь плавать толком не умею.
Альберт – Камни всегда у берега, когда мы на них напоролись, я уже успокоился, понял, что тут уж по - любому я тебя вытащу.
Появляется Рута со свечой в ночной рубашке.. 
Рута – Ну что, покатались?
Альберт – Прокатились с ветерком.
Рута – Свет отключили.  Море-то так шумит. 
Альберт – (ерничая) Разве? 
Рута – Лиля не хотела ложиться,  вас ждала.
Люля (к Альберту) – Вот видишь.
Рута – Я задергалась, все-таки долго вас не было, потом Вася позвонил, я сразу, -  Альберт с Люлей не  у тебя? Он говорит, - нет. Я успокоилась, слава Богу. Сижу, жду. Лиля уснула. Рената давно спит, я ей лекарство дала, она с утра сама не своя, конечно виду не показывала, к морю ходила, прибежала вся испуганная, вроде палец уколола или что-то такое, но я то вижу – нервничает.
Появляется Рената
Рената – МОСТО АРТЕКА РЕПИНС ГРЕБИСКАС (Вот, картина Репина «Приплыли») КААВЕ МУРЕ СПЕРС ДЕРМИРЕ НИХТЕ (Люди волнуются, нервы себе трепят, уснуть не могут, а им хоть бы что.) АЛЬБЕРТ МЕСТЕ РИНКА ТЕЛЕФОНЕ, ПУР МАМА, ПУРЕ А ИСТ НОРМАЛЬ РЕСТИРЕ МАМА, СМЕЛЬТЕ ПУАРЕ  (Альберт, мог бы позвонить, просто позвонить и сказать, мама у нас все в порядке, просто бултыхаемся на волнах, отдыхай мама, дыши спокойно)
Альберт – Там,  в море нам не встретилось ни одной телефонной будки, как ни странно, и почтальон рядом тоже не проплывал. 
Рената  -  РУТА, НЕ СОРМЕ ИХ ЗАЛЛЕ, ТУРБО СООРЕ, ПФФ (Рута, на твоем месте я бы с ними не разговаривала, далее слова негативной окраски)
Рута – Все хорошо, что хорошо кончается.
Рената – А нервы? Что прикажете с ними делать?
Альберт – Заведи маленькую коробочку и складывай туда.
Рената – Мне не маленькую коробочку, а короб огромный заводить надо.
Люля – Мы сами так перепугались.
Рената – Они сами перепугались, боже мой. А голова на что?
Появляется Лиля
Лиля –  Слава Богу, вы здесь. Лежу, темно и море так шумит, и ветер стонет, ветка за окном дрожит.  И вдруг я слышу ваши  голоса… 
Свет освещает всю группу, и мы видим;  в глубине сцены стоит спиной ко всем, глядя на море, Хербст Фогель и курит. 
Рута – Давайте спать, и слышен хор и голоса друзей  и до единого все в сборе……… Любимая Васина песня.

Сцена  восьмая.
Утро на террасе. Щебетание птиц.
Рута, Лиля, Люля.
Рута накрывает на стол, снует туда- сюда с тарелками, чашками.
Лиля – Я так волновалась, вас все нет и нет, черт-те что себе напридумывала, пришла со спектакля, думала, вы уже вернулись.
Люля – Ты ходила на «Волшебную флейту»?
Лиля – Да.
Люля – Мы тоже купили билеты, перед выходом в море, я Альберту говорила, что ты любишь, предполагался наш совместный выход втроем, но кто  - же знал?
Лиля – Все было бы так прекрасно, если бы не беспокойство за тебя.
Такая постановка и пели просто выше всех похвал, и декорации.
Люля – Сегодня море прямо, как блюдце с молоком, бывает же так?
Рута – Тут так очень часто бывает, правда для лета это не характерно, а осенью…    С вечера штормит,  утром тишь и гладь и божья благодать. Я представляю, какая ты голодная.
Люля – За вчерашний день, наверное, килограмм пять сбросила, есть, абсолютно не хочется.
Рута – Я испекла оладьи. Как только их увидишь, сразу захочешь, это такие особенно вкусные оладьи, по моему особенному рецепту, так и называются Рутины оладушки, на них никто спокойно смотреть не может. Вася обожал, мог целую миску сразу умять, а потом ходил с полным животом, вздыхал, говорил, - зачем я их столько съел, я же лопну, я же работать не смогу, импрессионисты все голодные писали…. Эх Рута, Рута, нельзя так вкусно готовить, ты же тормозишь творческий процесс художника. Но это он так. Покушать Вася очень любил, всегда спрашивал, - что у нас на обед, на ужин, на завтрак? Что можно перекусить? Он и сейчас, когда звонит, спрашивает, что я готовлю.
Лиля – Люля, я освобождаюсь от Альберта?
Люля – Это что, дежурство?
Лиля – Мне кажется… 
Люля – Скажи это надо сейчас обсуждать или мы поговорим потом?
Лиля – Вчера я ходила в оперу с Хербстом Фогелем.
Люля – Ты уже не маленькая и можешь ходить куда угодно и с кем угодно.
Рута – Надо всех звать, а то оладьи остынут и кофе тоже.
Появляется Хербст Фогель.
Хербст – Утро доброе (садится за стол) рядом с Лилей
Появляется Альберт.
Альберт – Капитан, капитан, улыбнитесь, только смелым покоряются моря
Он влюбился, как простой мальчуган.
Рута – Что же Рената не идет? (кричит) Рената, завтракать. Оладьи стынут.
Альберт садится рядом с Люлей. Выходит Рената.
Рута – Садись, заждались.
Рената – Странно, обычно на меня никто не обращает внимание, никого я не  интересую, а тут все  вдруг ни с того, ни с сего заждались.
Альберт – Мама, может, мы с утра не будем начинать всю эту бодягу.
Рената – Конечно, мы не будем начинать бодягу с утра,  она уже началась вчера. Я всю ночь не спала с этими вашими отъездами, приездами, к утру забылась,  теперь вы  меня,  оказывается, заждались.
Люля – Рената, я тебя не понимаю.
Рената – Я, кажется, по-русски говорю.
Люля  -   Я не понимаю почему…..
 Рената  - Я тоже много не понимаю… (Собирается и на одном выдохе) Я не понимаю молодящихся теток, катающихся по волнам с определенными планами и, так сказать, тайными  намерениями, теток, которые привозят своих племянниц, якобы свататься, а потом вместо этого…
Альберт – Мама, я тебя прошу замолчать.
Рената – Это тебе предстоит делать всю оставшуюся жизнь под руководством …
Альберт – МАМЕР СТОПЕ ИМЕРЕ ИНТАТЕ (Мама, остановись, иначе…)
Рената – Нет уж. Давай говорить по-русски, а то тут некоторые не понимают… 
Рута – Рената, ты не выспалась, встала не с той ноги, посмотри какое чудесное утро, стоит ли его портить глупостями.
Рената – И ты туда же? Глупостями? Ты сама не знаешь, что говоришь. И никогда не знала.
Рута – Вася знал.
Рената – Вася  давно умер. Он тоже не ангел был, межу прочим.
Рута – Ты о чем?
Рената – О некоторых особах, некогда посещавших сей скромный идиллический уголок, (смотрит на Люлю)
Рута – Теперь я  перестала понимать. 
Рената – А тут и понимать нечего, надо просто глаза раскрыть.
Люля – Это  на что ты  нам собираешься глаза раскрыть?
Рената – Все  ты сама  знаешь,  не надо прикидываться.
Люля – В таком тоне со мной не разговаривают даже самые хамоватые клиенты, даже зажравшиеся снобы, покупающие дома за миллион. 
Ты что, думаешь, я будут это терпеть? Мы сейчас же уезжаем. Лиля, идем вещи собирать!
Рута – Люля,  это все…..
Рената –  Рута!! Нас пугать не надо, вас здесь никто не держит.
Альберт – Мама, немедленно прекрати, ты что, белены объелась?
Рената – Еще одна жертва, он ее защищает, идиот.
Рута – Рената, люди отдыхать приехали,  успокойся, что на тебя нашло, какая муха тебя укусила?
Рената – Я сначала белены объелась,  потом меня муха укусила. Теперь  стала на вещи трезво смотреть. Может тебе тоже этот рецепт подойдет? 
Рута – Смотришь трезво? Помнишь, Вася нам  Диккенса читал вслух. «досчитай до двадцати пяти» 
Рената – Я все помню, помню, как когда-то давным-давно, когда мне тоже не спалось ночью, я вышла на крыльцо и увидела…
Альберт – Мама, зачем ты это все устраиваешь?
Рената – Ты тогда еще под стол ходил. Тебе тогда было не до любовных утех.
Альберт – Замолчи!
Лиля – «Не отвязать неприкрепленной лодки,
             Не услыхать в меха обутой тени,
             Не превозмочь в дремучей жизни страха.
              Нам остаются только поцелуи,
              Мохнатые, как маленькие пчелы,
              Что умирают, вылетев из улья.» 
Хербст смотрит на нее. 
Рута – Телефон звонит, это Вася, сейчас все у него расспрошу, все уладится, Вася даст совет, Вася он все может (встает)
Альберт – Заткнитесь все! Как вы меня достали. Я ….. 
Хербст Фогель смотрит на него внимательно, они встречаются взглядами.
Альберт – И этот туда же, глухой пень, что ты вылупился на меня своими лосиными глазами? 
Рута – Альберт….
Альберт – Боишься потерять их деньги, я дам тебе денег, только не принимай придурков у себя.  Бежишь от жизни.  Ты сейчас у Васи спросишь, про мамин бред или как меня извести до смерти или как нам всем тут…?  Может, ты еще у него спросишь, что у них было с Люлей сто лет тому назад, когда маме не спалось, и она злобно шаталась по окрестностям Лю - Блё? Хрен тебе лысый, ничего ты больше никогда у него  не спросишь, он умер пять лет назад, черт побери!!!!!! (бежит в дом, прибегает с телефоном, отрывает шнур с трубкой, кидает телефон и топчет его ногами)
Рута и Лиля бегут к сломанному телефону.
Рута пытается выдернуть  телефон. 
Лиля хватает Альберта за ноги. 
Лиля – Что ты делаешь?
Альберт – Отойди от меня, коза!
Рута поднимает оторванную трубку. Отходит с трубкой, садится молча на стул.
Люля подбегает к Альберту.
Люля – Тихо, тихо…….. (гладит его)
Альберт отходит в сторону. Лиля  и Люля пытаются сложить осколки телефона. 
Люля -  Вдребезги, (Лиле) принеси пакет.
Лиля бежит за пакетом. 
Рута сидит в полной подавленности теребит трубку.
Рената подходит к ней.
Рената – Дай ее сюда. (пытается вынуть трубку из ее рук)
Рута сопротивляется. Прижимает трубку к груди.
Хербст Фогель встает и молча уходит.
Люля – (Альберту) Что ты наделал! Что ты наделал, глупенький.
Прибегает Лиля с пакетом, они складывают обломки телефона.
Лиля подходит к Руте.
Лиля – Мы его починим, мы обязательно починим.

                                     КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ