Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Сцена 3

Щебетание птичек в саду, вдалеке репетируют «Волшебную флейту», повторяется несколько раз одно и то же. Стол на террасе, на лужайке в шезлонге Альберт с кружкой пива.
Выходит Лиля.
Альберт – Я встретил дэвушку, полумесяцем бровь (делает большой глоток) 
Лиля – Давно?
Альберт – На шочке родинка, в глазах любовь (еще глоток)
Лиля – Это песенка?
Альберт – Нет, стишок!
Лиля – Поэзию любите?
Альберт – Предпочитаю девушек.
Лиля – То есть, если Вам на выбор предложить  поэзию или девушку, вы выберете девушку, не важно какая поэзия и какая девушка, или есть все-таки  критерии для выбора? 
Альберт – Что это ты такое лопочешь? Это типа один в Африку, другой в полоску. Ты  трехнутая в натуре или прикалываешься?
Лиля – Трехнутая.
Альберт – В чем  проявляется?
Лиля – Практически во всем.
Альберт – Класс, (допивает пиво), значит, башню снесло?
Лиля – Мне кажется, это  как-то грубо звучит.
Алберт – Когда кажется, креститься надо!
Лиля – Тогда придется креститься круглосуточно.
Альберт – Что, все так запущено?
Лиля – Нет, только если общаюсь, а если рисую или музыку слушаю, все нормально.
Альберт – Ты еще и поешь?
Лиля – Я рисую.
Альберт – Зачем?
Лиля – Сама задаю себе этот вопрос, ответа нет.
Альберт – Разговариваешь сама с собою?
Лиля – Это у всех бывает.
Альберт – За всех не надо.
Лиля – Не буду…..(смотрит на него внимательно, изучающе) А вы, значит, мусором занимаетесь?
Альберт – Блин, сразу кусаться. Да, я мусором, так сказать, занимаюсь и в прямом и в переносном смысле.
Лиля –  В переносном смысле это как?
Альберт – Я его перерабатываю.
Лиля – «Ах, если б знали, из какого сора растут цветы, не ведая стыда».
Альберт – Пиво любишь?
Лиля – Наверное любви особой нет, потому, что я о нем никогда не думаю.
Альберт – У нас Рута тоже трехнутая. После смерти Васи ей все время что-то кажется, вы споетесь.
Лиля – Может быть.
Рената  (с террасы) -  Альберт КУМЕ ТЕРР! (Альберт,  приблизься ко мне!)
Альберт нехотя встает с шезлонга, подходит к террасе.
Альберт – КУ ВО ОБРЕС! КУ ВА ТУРЕ! КУ СААРТИМЭ?
( Ну, подтянулся, отжался, ну, притащился, что теперь?)
Рената – КОМЕЕ ВИНО ТЕРЕС У ПАРЕ ПЕСТРИНО!
 (Сходи, купи приличного вина)
Альберт -  У КОВО ТЕРЕС ВИНО? (До какой степени оно должно быть приличным?)
Рената – ТУОВЕ ТРИНКАТЕ!!!!! ( Что бы можно было пить!!!!!)
Альберт – И СОРИМИРЕ ТРИНКАТЕ УВАЛЬДО? ( Или, что бы  можно было прилично напиться?)
Рената – НОМЕРЕ ВИНО ТРЕНКАТЕ УВАЛЬДО, СУПАТРИМЕНТАТЕ.
( что касается тебя, то ты напиваешься всегда до полного неприличия, ступай!)
Альберт уходит.
Рената начинает расставлять тарелки на стол. 
Лиля – Давайте я помогу. 
Рената – Неплохо было бы, а то вечно никому некогда, вечно всем неохота, вечно все заняты,  а мне как будто охота (фыркает)
Лиля – Какие красивые тарелки!
Рената – Да, это старые тарелки. Куплены еще во времена, когда Лю - Блё было вашим.
Лиля – А что Лю - Блё когда-то принадлежало мне? (с улыбкой)
 Рената – Я имею в виду, когда Лю - Блё было под русской оккупацией.
Лиля – Поверьте, я здесь абсолютно не при чем, я далека от политики.
Рената – (недовольно) Все так говорят, именно поэтому происходят всякие ужасные вещи, всем все равно, некогда, недосуг, все далеки.
Лиля - Мне жаль.
Рената – Может быть, но верится с трудом.
Лиля – Почему?
Рената – Возьми приборы.
Появляется Люля
Люля – Все разложила, чемоданы в шкаф поместились, Лиля, твой  сарафанчик на стуле висит, пойди, переоденься к обеду.
Лиля выходит, Люля  помогает Ренате накрывать на стол.
Люля – Рената, как жизнь?
Рената – Разве это жизнь!?  Сплошная глупость….
Люля – А мне казалось, что у тебя как раз все неплохо.
Рената – Каторга и вечная пытка.
Люля – Что именно?
Рената – Когда воспитывала Альберта, тогда казалось……
Люля – Что тебе тогда казалось?
Рената – Что тогда казалось, я уже не помню, а сейчас пожинаю хамство на старости лет…. Салфетку слева.
Люля – Ты преувеличиваешь.
Рената – Я преуменьшаю, если смотреть без моих розовых очков, вообще сплошная гадость.
Люля – У Альберта работа, красивые места, что еще надо?
Рената – Капельку уважения, в мои годы.
Люля  -  Этого нет?
Рената – Ни на йоту. На меня чихают, плюют, втаптывают в грязь!!!!
Люля – Брось, кто это делает?
Рената – Я же говорила, салфетки слева.
Люля – Кто втаптывает?
Рената – Сколько раз ему говорила…
Появляется Альберт с бутылкой вина.
Рената – КУ СОР МО? ( Какое?)
Альберт – Бордо.
Рената – Идиот, у нас угорь к обеду.
Люля – Ничего страшного, это хорошее французское вино.
Рената – Ты спрашиваешь, кто втаптывает в грязь? (смотрит на Альберта)
Альберт – Я думал, будет мясо.
Рената – Одна птица тоже думала, и в суп попала.
Люля – Я люблю Бордо.
Альберт – Не пива же было брать?
Рената – Тебе все надо, как грудному разжевывать, будь твоя воля, ты бы пива притащил, и воблой  об стол стучал, как русские делали, когда раньше здесь отдыхали. Жрали, как свиньи и плевали под стол. Конечно, я присутствующих ни в коем случае не имею в виду, в каждом правиле случаются исключения.
Люля – Благодарю тебя, дружок.
Альберт – По мне, можно и под стол плюнуть, глядя на это все.  Взять и смачно плюнуть.
Люля – Хочется, плюнь, не надо сдерживать свои чувства.
Рената – Кто сдерживает свои чувства? Я тебя умоляю, свинья, как говорится, всегда грязи найдет, всегда найдет время  похрюкать во всю морду. Только свиньи отдельно в свинарнике живут, в специализированном, так сказать, свинячем месте.
Альберт –  (Тихо) А некоторым свиньям, лишенным этого специализированного места, приходится жить со змеями.
Рената – Это ты о чем? Я что-то не расслышала?
Альберт – Я говорю, что змеи появились в лесу.
Рената – В нашем лесу?
Альберт – В нашем, в нашем.
Люля – Какие змеи?
Альберт – Ядовитейшие, крупные, типа удавов.
Рената – Альберт СУ ФРЕ? ( Альберт, ты, что имеешь в виду?)
Альберт – Финне МАМЕР (Закончим мама)
Люля – А где же Рута?
Альберт – Дуркует, наверное, у телефона.
Рената – Наверное, за угрем пошла, а Лиля?
Люля – Переодевается к обеду.
С одной стороны сцены появляется Лиля, с другой Рута несет блюдо с огромным угрем.
Рута – Прекрасный угорь, только из коптильни, прошу к столу
Все садятся.
Рената – (Руте) Купил красного вина придурок! 
Люля – Мы же водки привезли, под угря пойдет? Корзина осталась в комнате.
Лиля – Сейчас принесу.
Рута – Вася очень любит водку с угрем.
Альберт – Давайте, организуем посылку, ты адресок черкни.
Лиля приносит корзину, достает бутылку, икру, калачи.
Лиля – Мы с сыном тоже очень любим икру.
Люля нервно открывает банку, начинает намазывать бутерброды, поглядывая на нее. 
Альберт -  Разве  маленькие дети едят икру?
Лиля – У меня сын большой.
Люля – Лиля имеет в виду, что у нее не грудной.
Рената – Альберт тоже любит, хотя и грудной.
Альберт – А где мне взять такую грудку, чтобы рукой не обхватить?
Рената – Это лето очень сухое.
Альберт – Прошлое было игристым, а позапрошлое крепленым. 
Рута – В позапрошлом году было мало народу. Шульцы, Шонбали, вот и все, ах нет, еще приезжал Хербст Фогель.
Альберт – Это тот глухопердь пришибленный?
Рута – Ничего он не пришибленный.
Альберт – Зато глух, как пень.
Рената – По мне, так это лучше, чем…
Лиля – Фогель, это, кажется, птица по-немецки?
Рута – Да, он Хербст Фогель - осенняя птица.
Лиля – «Дни поздней осени бранят обыкновенно, а мне они милы» (задумчиво смотрит вдаль)…Вот листья облетели и охристым ковром покрыли лес.
На ветке птица свищет. Сидит одна. Совсем одна на мокрой ветке. То пискнет, то печально в лес глядит. Там голо, одиноко, безнадежно и ветрено и ветка вся трепещет. И бедный птах на лапках слишком тонких, как ниточки взъерошился, глазенками моргает и думает:- «Меня, наверно сдует, я с этой ветки, точно упаду и может, даже крылышко сломаю, и в жухлых листьях буду умирать болезненно. Потом меня засыплет снегом, когда зима суровая придет. А может быть…
Альберт – Что за бред, что за нытье?
Лиля – Имя вызвало такие ассоциации. Хербст Фогель.
Рута – Чудесный человек. Заранее прислал письмо. Толково описал глухой, нужна комната, не причиню беспокойства, только завтрак. Конечно, я его и обедом кормила, и ужином. Он очень хорошо расплатился. Я даже сопротивлялась, зачем так много? Но он  глухой, не слышит. В общем, очень милый. Он не немой, видимо, оглох во взрослом возрасте. Говорит очень чисто. Я  у Васи спрашивала, по поводу этих денег, он в два раза больше мне заплатил, не получается ли так, что я граблю больных людей? Вася мне тогда все по полкам разложил, если человек дал, значит, знал что делал, и хотел отблагодарить, как оказывается все просто. 
Люля – Альберт, положить тебе еще угря?
Альберт – Лучше бутербродик с икоркой, (открывает рот и зажмуривается)
Рената – КОЛПЕС УА РЕ ДЕ. (Я же говорила грудной)
Люля  - Лиля, а тебе?
Лиля – Я возьму еще угря.
Рената – Угорь жестковат, перекоптили, сухой и жесткий.
Лиля – А мне таким вкусным показался.
Рената – Деточка, ты угря настоящего не ела.
Альберт – Деточка, вы когда - нибудь общались с настоящими угрями?
Рената – Альберт КУМЕ СО? КУ ВО СЕРМЕ ЗИР? ( Альберт, сколько это будет продолжаться?) 
Лиля – Я думаю, что мне здесь предстоит, поближе познакомится с угрями.
Рута – Вася сам коптит угрей. У нас есть коптильня. Надо обязательно осиновых веток подкладывать, тогда будет аромат.
Люля  - Альберт, ты проводишь нас после обеда к морю?
Альберт – Вас, (смотрит на Люлю)  куда угодно, я готов ради этого немедленно прервать обед, Лиля,  с нами пойдешь?
Лиля вздыхает
Рута (наливает суп) – Вася очень любит овощной суп с гренками.
Люля  (поднимает рюмку) Хочу выпить за встречу и за наших друзей.
Альберт –  Угри пьют за вас! (быстро опустошает рюмку)
Рената – Альберт УРМЕ ЗЕ ТОРЕ, ЗЕ МАВЕ ЛОРУН?
( Альберт, шутка, это когда всем смешно)
Альберт – МАТЕР УПС! (Согласен, маманя!)
Рута – И я, и Вася рады, что вы, наконец - то приехали. Он звонил, вам большой привет и поцелуй.
Лиля – Большое  спасибо.
Альберт – Не стал бы так горячо благодарить. Поцелуй смерти не самое классное удовольствие.
Люля – А кофе попьем попозже, когда вернемся с моря, да, Лиля?
Лиля – Я что-то устала, сходите без меня.
Альберт –  Надулась?
Лиля – Нет.
Рената – Я с вами тоже, пожалуй, не пойду, море сегодня холодное.
Альберт (к Люле) Давай еще по рюмочке, на дорожку (наливает)
Люля – Не  полную.
Выпивают.
Альберт – Пошли, не будем рассусоливать.
 Альберт и Люля уходят.
Рената – Рута КОМЕ СПЕРС? ( Рута, как тебе этот выпад?)
Рута – У ЛАДО? ( А что?)
Рената – КОМЕ УЛАДО? ( Что значит, что?)
Рута  -  ТУ ВАС? (ты о чем?)
Рената – ПОРВО ОСТО МЕ ТЕРЕ!!!!! ( Все делают вид, что ничего не происходит!!!!)
Встает недовольно и уходит, по дороге бурчит себе под нос.
Рута  собирает посуду со стола.
Лиля – Я помогу.
Рута – Бурчит чего-то, в толк не возьму.
Лиля собирает тарелки.
Лиля – А птичка одинокая на ветке вся дрожит…….
Рута – Да, зимой холодно……Летом люди приезжают. Суечусь, кручусь, а зимой сижу одна и жду звонков от Васи. Только этим и живу. Делаю, делаю что- нибудь, а сама про себя думаю,- это не забыть спросить, то сказать, иногда даже записываю, голова - то у меня не та. Поговорим,  трубку повешу и думаю,- господи, главное опять забыла. Опять жду. Нет у нас регулярности.  Не знаю, когда будет следующий раз. Даже, дуреха старая, просила звонить в определенный день, так, к примеру, по четвергам. Я бы готовилась. Он говорит, что там нет времени, и  это невозможно. Я спрашиваю,- а почаще можно? Он говорит, там нет такого понятия.
И знаешь, хотя у них нет времени и понятий чаще, реже, все равно он работает. Какой умница, рисует.
Лиля – Значит, краски и кисточки там есть?
Рута – Нет. Он мысленно все рисует и выходит то, что нужно.
Лиля – Вот бы мне так. Я мысленно рисую, а выходит совсем не то.
Рута – Ну, это не сразу получается, надо долго тренироваться. Вася пока жил здесь, работал над этим. С утра встанет до завтрака с этюдником к морю, потом днем и обязательно на закате.
Лиля – Если он сегодня уже звонил,  следующий звонок будет нескоро?
Рута – Совершенно не обязательно. Там нет понятия «скоро». Может и опять сегодня позвонить, может через неделю, иногда через месяц.
Лиля – Месяц это долго, (задумывается) очень долго.
Рута – Конечно. Я начинаю волноваться, мало ли что? Хотя, что еще может случиться?
Лиля – Да. Как ни странно, я Вас понимаю.
Рута – Когда я его похоронила, сидела и думала ВСЕ. Совершенно была подавлена, автоматически жила, даже не плакала, внутри – пустота.
Однажды вечером. Это уже осенью было, я сидела в гостиной и смотрела в окно, слышу, телефон звонит. Я побежала. Телефон молчал, звонок раздавался из чулана. Я туда. Ничего понять не могу. Дзинь, дзинь из глубины, где свалены коробки с ненужными вещами.
Начала рыться и достала старый обшарпанный телефонный аппарат,  с круглым диском. Он звонил. Я смотрела на него, разинув рот. Наконец сообразила трубку снять. И как только Васин голос услышала… все стало на свои места. Я перетащила телефон к себе в спальню, тряпочкой протерла и вот…
Лиля – А можно на телефон посмотреть?
Рута – Только трубку снимать я никому не разрешаю.
Лиля – Да что Вы, я только посмотреть хочу, а к телефону даже притрагиваться не буду.
Появляется Рената с телеграммой в руках. Очень недовольна. Практически в ярости.
Рената – Вы, что оглохли!!!!! Почтальон приходил, я улеглась уже и начала дремать, в дверь колошматят. Думаю, пусть. Вы там внизу не глухие. Весь дом дрожит. Лежу и думаю,- ни за что не встану, хоть обстучитесь, хоть люстра упадет. Становится невыносимо. Ору тебе, Рута, ОПЕРЕ ВАЛЕ! (Рута, ты, где там?)  Без толку. Встаю, спускаюсь вниз, открыла. Матиас почтальон, - Руте телеграмма. Я говорю, – давай сюда уже! Он лыбится, – надо расписаться. Я ему, – чем? Пальцем что – ли? Он мне карандаш сует тупой, и он и карандаш!!!!! Где вы были?
Рута – Болтали на террасе.
Рената – Болтали на террасе? А у меня болит спина и шея; и этот угорь не переварился и встал колом; и страшная изжога и голова трещит; и тошнота и даже пучит; и крутит всю. И… нету мне покоя.
Рута – Садись, выпей таблетку, сейчас кофе сварю. (Читает телеграмму про себя.)
Рената - Ну, что там?
Рута -  Хербст Фогель приезжает семнадцатого, хотел бы остановиться у нас.