Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

москва - мир город @точкару

очень простая история
Действующие лица:
ПАЛЫВАНЫЧ – московский пенсионер
ЛЕНЫВАННА – московская пенсионерка
@ – Собака (актёр любого возраста)
ТОЧКАРУ – от автора
Действие происходит в Москве в наши дни.



Квартира Палываныча. Вечер. Леныванна на кухне накрывает на стол, ставит две тарелки, две чашки, кладёт салфеточки. Палываныч в комнате смотрит телевизор.

ЛЕНЫВАННА. Палываныч, все готово. Иди уже, пока не остыло.
Появляется Палываныч.
ПАЛЫВАНЫЧ. А что там у нас?
ЛЕНЫВАННА. Вот, Палываныч капустный салат, рыба, пюре. Возьми огурчик. Порезать его тебе?
ПАЛЫВАНЫЧ. Спасибо Леныванна. Дай хлебушка.
ЛЕНЫВАННА. Пюре на гарнир, может без хлеба?
ПАЛЫВАНЫЧ. Маленький кусочек. А компот остался?
ЛЕНЫВАННА. Кисловатый он, Палываныч!
ПАЛЫВАНЫЧ. Сахару туда ложечек шесть.
ЛЕНЫВАННА. Он подбродил уже!
ПАЛЫВАНЫЧ. Дай хлебнуть.
ЛЕНЫВАННА. Палываныч, он кислый какой-то.
ПАЛЫВАНЫЧ. Леныванна!
ЛЕНЫВАННА. Лучше не надо. Я его вылью, а завтра новый сварю.
ПАЛЫВАНЫЧ. Пить хочется.
ЛЕНЫВАННА. Сейчас сварю, быстренько.
ПАЛЫВАНЫЧ. Не надо Леныванна. Зачем, на ночь глядя, тебе возиться?
ЛЕНЫВАННА. Чайку?
ПАЛЫВАНЫЧ. Холодненького хочется.
ЛЕНЫВАННА. Кифирчику?
ПАЛЫВАНЫЧ. Дай компоту.
ЛЕНЫВАННА. Это чистая кислота, Палываныч! Я боюсь.
ПАЛЫВАНЫЧ. Завтра будешь бояться, Леныванна.
ЛЕНЫВАННА. А что завтра?
ПАЛЫВАНЫЧ. Ты видишь, никакой управы на власть нет. Никакого порядка не предвидится. Завтра пойду.
ЛЕНЫВАННА. Куда?
ПАЛЫВАНЫЧ. На Кремль!
ЛЕНЫВАННА. Как?!!
ПАЛЫВАНЫЧ. Взрывчаткой обмотаюсь. Вперёд и с песней!
ЛЕНЫВАННА. Палываныч!!! Ни в коем случае! А откуда у тебя взрывчатка?
ПАЛЫВАНЫЧ. Возьму твой компот.
ЛЕНЫВАННА. Компот?
ПАЛЫВАНЫЧ. Компот в стакан, туда же нитратика гуанидина, на балкон в снег и…
ЛЕНЫВАННА. Зачем нитратика этого в компот?
ПАЛЫВАНЫЧ. Ты же говоришь, компот – чистая кислота. То, что нужно для настоящей взрывчатки.
Леныванна хватает кастрюльку с компотом и бежит в туалет. Возвращается с пустой кастрюлькой.
ЛЕНЫВАННА. Вот и всё! Нету кислоты и точка.
ПАЛЫВАНЫЧ. (смеётся) Точкару.
ЛЕНЫВАННА. Это тоже Точкару, Палываныч?
ПАЛЫВАНЫЧ. Это самая, что ни наесть Точкару, Леныванна – мочить в сортире теперь классическая русская точка.
ЛЕНЫВАННА. Забавно.
ТОЧКАРУ. Забавно. Молодая семья – муж, Палываныч и жена, Леныванна обосновалась в двухкомнатной квартире мужа – Палываныча на Профсоюзной улице. Леныванна переехала к Палыванычу из своей квартиры в Новых Черёмушках. Палываныч познакомился с Леныванной прошлой весной, в районной поликлинике, в очереди к терапевту. У них была одна районная поликлиника, потому, что Профсоюзная и Новые Черёмушки находятся в одном районе. Палываныч не любил ходить в свою районную поликлинику.
ПАЛЫВАНЫЧ. Районная поликлиника – чистый кошмар. Туча народу. Туда зайдёшь, и весь день проведёшь в очереди.
ТОЧКАРУ. Прошлой зимой у Палываныча случился инфаркт, и он попал в больницу.
ПАЛЫВАНЫЧ. А после больницы почему-то обязательно надо посещать районную поликлинику. Наверное, чтобы проверить организм на устойчивость интервалов между инфарктами.
ТОЧКАРУ. Палываныч пошёл в поликлинику скрепя сердце. Там он и познакомился…
ЛЕНЫВАННА. Я пришла к терапевту послушать лёгкие после воспаления. Мы сначала, молча, сидели рядом в очереди, а потом я спросила его: Не подскажите, который сейчас может быть час?
ТОЧКАРУ. Палываныч подсказал.
ПАЛЫВАНЫЧ. Без пятнадцати пять.
ТОЧКАРУ. Леныванна очень обеспокоилась.
ЛЕНЫВАННА. Не очень. Скорее, у меня появилось ощущение безысходности. В этом ощущении я …
ТОЧКАРУ. Леныванна в ощущении обратилась к Палыванычу.
ЛЕНЫВАННА. Как вы думаете, мы попадём?
ТОЧКАРУ. Палываныч улыбнулся.
ПАЛЫВАНЫЧ. По-моему мы уже попали, в смысле, влипли по уши.
ТОЧКАРУ. Леныванна тоже улыбнулась, прищурив маленькие глазки.
ЛЕНЫВАННА. Мне очень понравилось его чувства юмора. В такой безвыходной ситуации, не каждый, знаете ли, способен…
ТОЧКАРУ. Леныванна наклонилась к уху Палываныча и зашелестела.
ЛЕНЫВАННА. Ничего я не шелестела, я тихо сказала. В такой ситуации не очень-то хочется привлекать к себе внимание, мало ли что… мне почему-то захотелось.
ТОЧКАРУ. Остановимся ни вашим, ни нашим. Леныванна тихонько молвила.
ЛЕНЫВАННА. Самое ужасное, что я, кажется, забыла, за кем я занимала. Вон за той женщиной в синей кофточке мужчина с палкой. За ним молодой человек, за молодым человеком женщина в платке. За ней девушка с сумочкой, за девушкой мужчина в костюме. За ним ещё один мужчина. Он отошёл, а, может, ушёл вообще. За ним парень занимал длинный, за парнем женщина в цветочек, за цветочком, вот этот мужчина плотный. А вы за той, в малиновом берете?
ТОЧКАРУ. Палываныч хихикнул. Уши его слегка опустились вниз, а густые седые брови, напротив, приподнялись.
ПАЛЫВАНЫЧ. Я – за вот тем в полосатой куртке, а малиновый берет за мной.
ТОЧКАРУ. Леныванна вся померкла лицом.
ЛЕНЫВАННА. Тогда я теперь абсолютно не знаю за кем я.
ТОЧКАРУ. Леныванна вскочила со стула и рванулась в направлении заветной двери. Совершив моментальный прорыв пространства, она засунула голову в чуть приоткрытый портал терапевтического кабинета.
ЛЕНЫВАННА. Я не знаю, что мне показалось, просто внезапно пришла мысль, что моя очередь прошла, и, наверное, мне сейчас надо заходить, а если я останусь сидеть на стуле, то тогда уже никогда, никогда ничего не будет…
ТОЧКАРУ. Сидящие по бокам двери двое мужчин один с медалью на пиджаке, другой в толстых очках повскакивали со своих сторожевых мест. С медалью на пиджаке стукнул деревянной палкой об пол, а в толстых очках вцепился в ручку, нет, не в Ленываннину ручку. Он схватил заветную ручку терапевтической двери и закричал: «Сейчас я ид-у-у-у!» С медалью на пиджаке, крюком деревянной палки подцепил за подтяжки в толстых очках и, оторвав его от ручки гаркнул:
– Моя очередь!
– Нет сейчас я ид-у-у-у!
С медалью на пиджаке с размахом опустил палку на спину в толстых очках, тот крякнул, развернулся и засветил с медалью на пиджаке кулаком в глаз. С медалью на пиджаке рванул очки с лица в толстых очках. Очередь безмолвствовала. Леныванна отползла от двери к своему стулу, плюхнулась на него и зажмурилась.
ЛЕНЫВАННА. До сих пор ещё эта драка у двери в глазах стоит. Просто ведь друг друга чуть насмерть не забили. А вы помните, кто из них действительно первый занимал с медалью или в бифокальных очках?
ПАЛЫВАНЫЧ. В очках, конечно.
ЛЕНЫВАННА. А куда он делся?
ПАЛЫВАНЫЧ. Бежал с поля боя.
ЛЕНЫВАННА. Это я как-то упустила.
ПАЛЫВАНЫЧ. Пусть это будет последним вашим упущением.
ТОЧКАРУ. Палываныч опять улыбнулся. В этот момент дверь терапевтического портала распахнулась настежь. На пороге в лучах заходящего солнца появилась белоснежная медсестра. Она окинула ясным взором пространство коридора и негромким, хорошо поставленным голосом задала вопрос: « Кто на кардиограмму?» Народ повскакивал со стульев и рванул к двери.
– Аппарат сломался,– индифферентно произнесла медсестра, – на следующей неделе,– терапевтическая дверь захлопнулась.
Квартира Палываныча. Ночь. Палываныч встаёт с кровати. Леныванна приподнимает голову с подушки.
ЛЕНЫВАННА. Палываныч ты куда?
ПАЛЫВАНЫЧ. Да что-то…
ЛЕНЫВАННА. Тебе неможется?
ПАЛЫВАНЫЧ. Не пойму, вроде живот что ли…
ЛЕНЫВАННА. Болит?
ПАЛЫВАНЫЧ. Крутит как-то.
ЛЕНЫВАННА. Таблеточку?
ПАЛЫВАНЫЧ. А перекусить есть у нас?
ЛЕНЫВАННА. Кашки может геркулесовой сварить?
ПАЛЫВАНЫЧ. Ну, что ты Леныванна посреди ночи варить будешь?
ЛЕНЫВАННА. А что там варить-то? Щепотку геркулеса в кастрюльке?
ПАЛЫВАНЫЧ. Нет, не надо!
ЛЕНЫВАННА. Каша ночью тяжеловата. Давай я белковый омлетик и шиповнику заварю.
ПАЛЫВАНЫЧ. Шиповник – точно не пройдёт.
ЛЕНЫВАННА. Почему?
ПАЛЫВАНЫЧ. Да это я так. С шиповником у меня не сложилось.
ЛЕНЫВАННА. Пересушенный, наверное, был. Пересушенный – плохо.
ПАЛЫВАНЫЧ. Оркестр, где я копельмейстровал впервые на международный фестиваль духовой музыки в Польшу поехал. Тогда у нас хороший состав был. Две больших флейты, одна – пикколо, два гобоя, два кларнета, три фагота, саксофон, две валторны, две трубы, два тромбона, ударные, литавры, большой барабан, колокольчики. Я Леныванна специально для этого конкурса вальс написал. Всех хотел поразить. Времени на репетиции не было. Так шир-пыр. На концерте сам услышал и ужаснулся. Полный провал. Опозорился курам на смех. Так что с шиповником этим не сложилось у меня … и, тогда я принял правильное решение – больше никогда ничего не писать. А играли мы много, и на областных смотрах и даже на региональных. Последний раз во Владивостоке участвовали, но там, в составе сводного оркестра. И на Тихом океане свой закончил я поход.
ЛЕНЫВАННА. Палываныч!
ПАЛЫВАНЫЧ. Что?
ЛЕНЫВАННА. Вот я что-то не поняла, а шиповник-то причём?
ПАЛЫВАНЫЧ. Шиповник-то? Вальсок мой так назывался – «Я завещаю вам шиповник».
ЛЕНЫВАННА. Омлетик будешь?
ПАЛЫВАНЫЧ. Да.
ЛЕНЫВАННА. Сейчас, сейчас. Ты полежи! Я пожарю и тебе на тарелочке сюда принесу.
ПАЛЫВАНЫЧ. Ты уже совсем инвалида из меня делаешь, Леныванна.
ЛЕНЫВАННА. Ну, зачем ты так, Палываныч? Я подумала, ты покушаешь в кровати, да и заснёшь сразу крепким сном.
ПАЛЫВАНЫЧ. Крепким вечным сном.
ЛЕНЫВАННА. Что ты такое говоришь!?
ПАЛЫВАНЫЧ. Противно.
ЛЕНЫВАННА. Что?
ПАЛЫВАНЫЧ. Тебя постоянно мучаю.
ЛЕНЫВАННА. Ты меня? Да разве это мучение? Да мне же… что ты, Палываныч, голубчик!
ПАЛЫВАНЫЧ. То понос у меня, то золотуха. Сам себе мерзок.
ЛЕНЫВАННА. Это у тебя живот крутит, и мысли плохие накручивает. А омлетик оттянет на себя.
ПАЛЫВАНЫЧ. Может он, и старость мою оттянет, твой чудодейственный омлетик?
ЛЕНЫВАННА. Омлетик очень лёгкий.
Леныванна выходит на кухню.
ПАЛЫВАНЫЧ. Нет, так дальше нельзя, никуда это не годится, в таком режиме можно уже черти до чего дойти. Надо точку ставить. Жирную Точкуру.
Появляется Леныванна с тарелкой.
ЛЕНЫВАННА. Что ты там бормочешь, Палываныч?
ПАЛЫВАНЫЧ. Точкуру устанавливаю.
ЛЕНЫВАННА. Куда ты её?
ПАЛЫВАНЫЧ. На всех этих ночных питаниях. Так больше нельзя и ты мне Леныванна не потакай. Не нужно этого.
ЛЕНЫВАННА. Кушай, Палываныч! Что ты убиваешься? Поешь, и устанавливать ничего не нужно будет. Желудок не урчит – самая лучшая Точкару.
ТОЧКАРУ. У Палываныча было двое детей – сын и дочь от предыдущих двух браков, а у Леныванны была дочь. Все их дети давно выросли. Дети Палываныча от предыдущих двух браков уже имели своих детей. У Леныванниной дочки тоже была дочка. До замужества с Палыванычем Леныванна жила вместе с дочкой и внучкой в Новых Черёмушках.
ЛЕНЫВАННА. Сначала мы с внучкой Аксюшей в маленькой комнате, а Настя в большой. А потом Аксюша выросла и я на кухне на диванчике.
ТОЧКАРУ. Какой же это диванчик? Это называется уголок кухонный, три сколоченных стула. Это Леныванна не на диванчике, а по-другому называется.
ЛЕНЫВАННА. Как же?
ТОЧКАРУ. Это называется загнать бабку за можай. Сиди на кухне, нос не высовывай, а пенсию свою, будь добра нам отдавай, нечего жибиться. И не выступай, не петюкай, старая карга.
ЛЕНЫВАННА. Совсем не так. Почему же?
ТОЧКАРУ. Потому. По кочану и по капусте. А почему они вас в дом не пускают?
ЛЕНЫВАННА. Я просто ключ забыла.
ТОЧКАРУ. И никто дверь не открыл, ни Настя, доченька ваша любимая со своим новым хахалем, ни Аксюша с повадками своими зверинскими.
ЛЕНЫВАННА. Бывает.
ТОЧКАРУ. Что бывает? У кого бывает?
ЛЕНЫВАННА. Со всеми может случиться.
ТОЧКАРУ. И все сидят всю ночь на лестнице, скрючившись от холода?
ЛЕНЫВАННА. Они не слышали, у Насти Боренька был, а у Аксюши музыка играла.
ТОЧКАРУ. Да, конечно. Внезапная глухота приключилась. А у кого-то воспаление лёгких от ночёвки на лестничной площадке.
ПАЛЫВАНЫЧ. Забаловала ты меня, Леныванна больше уже некуда, в вату прямо упаковала всего от носа до кончика хвоста.
ЛЕНЫВАННА. Что говоришь? Сам-то понимаешь? Какой ещё хвост, Палываныч? Откуда бы ему вдруг взяться?
ПАЛЫВАНЫЧ. Детки мои говорят, что я настоящий черт.
ЛЕНЫВАННА. Дети, они на то и дети, чтобы всякую глупость болтать.
ТОЧКАРУ. Дети Палываныча от предыдущих двух браков терпеть друг друга не могли. Внуки Палываныча в свою очередь терпеть не могли друг друга. Все дети и внуки Палываныча имели свою общую точкуру. В ней они изредка находили взаимопонимание. Каждый по-отдельности и все вместе они ненавидели Палываныча, считая, что он им не додал, не донёс, не выделил. С прошлой весны, с того самого времени как Палываныч познакомился с Леныванной, у детей и внуков возник новый виток объединяющей семейной ненависти. Именно прошлой весной дети и внуки Палываныча очень сильно коллективно возбудились. Вместо того чтобы отправиться на погост после своего обширного инфаркта, и освободить наконец-то занимаемую квартиру на Профсоюзной дед – старый хрыч до кучи завёл себе старуху с какой-то пёсьей башки. И если бы приходящую или даже хрен с ней проживающую, но так, без всяких, так сказать, формальностей-официальностей, суп сварить, носки простирнуть. Так нет, куда там. Выживший из ума гад, расписался со своей бабой Ягой конкретно в Загсе – мерзость такая.
ЛЕНЫВАННА. Так все это внезапно произошло. Я вышла из поликлиники. Мы даже не попрощались с Палыванычем. Я тогда даже не знала, что его зовут Палываныч. Солнце уже садилось. Небо было буро-красное. Воздух такой весенний, влажный.
ПАЛЫВАНЫЧ. А под ногами гололёд.
ЛЕНЫВАННА. Ой - ой - ой!
ПАЛЫВАНЫЧ. Давайте руку, приподнимайтесь!
ЛЕНЫВАННА. Ничего, ничего я сейчас, ой!
ПАЛЫВАНЫЧ. Что? Нога, рука?
ЛЕНЫВАННА. Даже не пойму как-то…
ПАЛЫВАНЫЧ. Голова?
ЛЕНЫВАННА. Голова вроде на месте.
ПАЛЫВАНЫЧ. Это главное. Сбегать за этими живодёрами обратно в поликлинику?
ЛЕНЫВАННА. Не надо! Я сейчас. Нога чуть-чуть...
ПАЛЫВАНЫЧ. Держитесь за меня крепче. Вот так. Попробуйте слегка наступить. Так. Это не перелом, скорее всего, ушиб или растяжение.
ЛЕНЫВАННА. Вот и славно.
ПАЛЫВАНЫЧ. Скажете тоже, славно! Вы далеко живете?
ЛЕНЫВАННА. Нет, пару остановок на троллейбусе, тут в Черёмушках.
ПАЛЫВАНЫЧ. Я провожу.
ЛЕНЫВАННА. Да что вы? Я сама, спасибо не беспокойтесь.

***

ЛЕНЫВАННА. Ну вот, Палываныч! Это мой подъезд. Пришли. Тут уж я…
ПАЛЫВАНЫЧ. Нет, до квартиры я вас доставлю, Леныванна, это дело чести.
ЛЕНЫВАННА. Лифт опять не работает. Я потихоньку доковыляю. Вы, Палываныч идите уже. Вам после инфаркта….
ПАЛЫВАНЫЧ. Какой этаж?
ЛЕНЫВАННА. Седьмой. Вон там окно моей кухни.
ПАЛЫВАНЫЧ. Дочь с внучкой-то дома?
ЛЕНЫВАННА. Дома.
ПАЛЫВАНЫЧ. Свет-то не горит.
ЛЕНЫВАННА. Как же? Вон окна рядом с кухней светятся: Аксюшино и следующее Настино.
ПАЛЫВАНЫЧ. Я тут подожду, а вы, Леныванна, потихоньку и мне из окошка помашите. Так мне спокойнее будет.
ЛЕНЫВАННА. Не надо, Палываныч! Спасибо большое! Темно уже. Ветер очень холодный! Сейчас, наверное, снег пойдёт. Ступайте уже.
ТОЧКАРУ. Небо нависло над подъездом. Тёмное, совсем не весеннее небо с рваными грязными облаками. Мелкий, колючий снег засыпал за день образовавшиеся лужи. Палываныч, стоял, задрав голову, как окаменевший истукан. Шея его затекла. Он неотрывно смотрел на тёмное окно Леныванниной кухни, не замечая, как острый снег колет его лицо. Прошёл час. Окно в кухне так и не зажглось.
Леныванна сидит на ступеньках около двери.
ПАЛЫВАНЫЧ. (запыхавшись). Что случилось?
ЛЕНЫВАННА. Палываныч?!
ПАЛЫВАНЫЧ. Их нет дома! Они свет выключить забыли, а вы забыли ключи!
ТОЧКАРУ. Леныванна закивала головой.
ЛЕНЫВАННА. Да, да, да.
ПАЛЫВАНЫЧ. А музыка, почему оттуда громыхает, а?
ТОЧКАРУ. Леныванна вся съёжилась.
ПАЛЫВАНЫЧ. Милицию?
ЛЕНЫВАННА. Ни в коем случае!
ТОЧКАРУ. Палываныч жал кнопку звонка и одновременно колошматил кулаком в дверь.
ЛЕНЫВАННА. Бесполезно.
ПАЛЫВАНЫЧ. Часто такое бывает у тебя, Леныванна?
ТОЧКАРУ. Палываныч внезапно перешёл на «ты». Леныванна кивнула.
ПАЛЫВАНЫЧ. Нечего тут на лестнице болтаться, Леныванна! Пойдём отсюда.
ЛЕНЫВАННА. Куда?
ПАЛЫВАНЫЧ. Домой.
Квартира Палываныча. Утро. Леныванна на кухне накрывает на стол, ставит две тарелки, две чашки, кладёт салфеточки.
ЛЕНЫВАННА. Палываныч!
Появляется Палываныч в пижаме.
ПАЛЫВАНЫЧ. Леныванна!
ЛЕНЫВАННА. Вот тут яблочко тёртое и чернослив, запеканка. Сейчас каши тебе положу.
ПАЛЫВАНЫЧ. О чем задумалась?
ЛЕНЫВАННА. Картошка кончилась. Я щи сегодня планировала.
ПАЛЫВАНЫЧ. Мы же цыплёнка купили вчера.
ЛЕНЫВАННА. Ты бульончику хочешь?
ПАЛЫВАНЫЧ. Можно и бульончику. Вермишель есть?
ЛЕНЫВАННА. Есть, но зелени не осталось. Хоть пучок укропа взять.
ПАЛЫВАНЫЧ. Можно и без укропа. Много от укропа прока?
ЛЕНЫВАННА. Ты себя плохо чувствуешь, Палываныч?
ПАЛЫВАНЫЧ. С чего ты это взяла, Леныванна? Ну, с какого панталыку?
ЛЕНЫВАННА. Смотрю, тебе выходить не хочется. Я сама сбегаю.
ПАЛЫВАНЫЧ. Вместе пойдём.
ЛЕНЫВАННА. Я мигом. Мне не трудно.
ПАЛЫВАНЫЧ. Мне трудно!
ЛЕНЫВАННА. Вот я говорю, полежи, отдохни.
ПАЛЫВАНЫЧ. Трудно смотреть, как ты после получения пенсии бегаешь к своим беспринципницам.
ЛЕНЫВАННА. Им же нужно, Палываныч.
ПАЛЫВАНЫЧ. Когда ты им пенсию несёшь, они дверь-то сразу открывают? Деньги идут – карман шире, заходите денежки, дверь открыта…
ЛЕНЫВАННА. Никогда не поверю, что тебе денег жалко, Палываныч! Ты же у меня добрый.
ПАЛЫВАНЫЧ. Денег мне не жалко. Мне тебя, Леныванна жалко. Ты у меня слишком добрая.
ЛЕНЫВАННА. Ладно тебе.
ПАЛЫВАНЫЧ. Позвони им. Пусть сами за деньгами приходят. Нечего!
ЛЕНЫВАННА. Им некогда.
ПАЛЫВАНЫЧ. Мне тоже некогда. Мне собираться уже пора.
ЛЕНЫВАННА. Куда?
ПАЛЫВАНЫЧ. На войну в Сирию.
ЛЕНЫВАННА. Как это?
ПАЛЫВАНЫЧ. Нужно! Надо помочь.
ЛЕНЫВАННА. Шутишь ты! Туда пенсионеров не берут.
ПАЛЫВАНЫЧ. Сейчас всем некогда! Пенсионер-не пенсионер, без разбора хватают.
ЛЕНЫВАННА. В Сирию?
ПАЛЫВАНЫЧ. Вариантов, Леныванна, полно: хошь в Сирию, хошь в Египет, а можно и в Ливию на развалинах попыряться. Милое дело. Капельмейстеры в отставках на дорогах там не валяются. Знаешь, что Суворов о нас говорил?
ЛЕНЫВАННА. Что?
ПАЛЫВАНЫЧ. Музыка веселит сердце воина. С распущенными знамёнами и громогласной музыкой взял я Измаил. Вот так-то, Леныванна! С войны с победой вернусь, тебя с лестничной площадки от деток заберу, будем бульон кушать.
ЛЕНЫВАННА. Хорошо, хорошо. Я им позвоню.
ПАЛЫВАНЫЧ. Вот и добре! Теперь можно и за укропом сходить. Что там нам ещё?
ЛЕНЫВАННА. Картошки, ряженки тебе на полдник.
ПАЛЫВАНЫЧ. Точкуру опять установили. Добре! Добре!
ТОЧКАРУ. Добре! Денёк и вправду выдался замечательный. Тихий, ласковый, безветренный, по-настоящему весенний. Палываныч с Леныванной вышли из магазина.
ЛЕНЫВАННА. Вот скажи ты мне, Палываныч, зачем тебе эта грудинка?
ПАЛЫВАНЫЧ. Хорошая, нажористая.
ЛЕНЫВАННА. Жирная.
ПАЛЫВАНЫЧ. Вкусная.
ЛЕНЫВАННА. Для сердца вредно.
ПАЛЫВАНЫЧ. Откуда ты это все берёшь, Леныванна?
ЛЕНЫВАННА. Обидно прямо, Палываныч. Ну, прямо совсем обидно. Что значит, откуда?
ПАЛЫВАНЫЧ. От верблюда что ли?
ЛЕНЫВАННА. Я в школе сорок лет домоводству девчонок обучала.
ПАЛЫВАНЫЧ. Ты девчонок в школе обучала, после инфаркта не есть грудинку?
ЛЕНЫВАННА. Рациональному питанию. И они у меня все, как одна понимали значение белков, жиров, углеводов, минеральных веществ.
ПАЛЫВАНЫЧ. Значение грудинки, по-моему, никто пока не отменял? Или как там по твоему домоводству? На грудинку тоже Точкуру ставить?
ТОЧКАРУ. Леныванна улыбалась. Ей нравилось, когда Палываныч вот так вот подшучивал над ней. Это означало, что он в прекрасном настроении и хорошем самочувствии. Они шли под руку. Палываныч нёс пакет с картошкой, и жарко обсуждаемой грудинкой. Леныванна в своём пакетике несла хлеб, ряженку и укроп. Ветер налетел неожиданно. Облака, взявшиеся ниоткуда, закрыли солнце и расползлись по всему небу.
ПАЛЫВАНЫЧ. Давай, Леныванна вон туда в арку двигать. Сейчас как ливанёт!
ЛЕНЫВАННА. Дойдём потихоньку, Палываныч.
ПАЛЫВАНЫЧ. Разговорчики в строю. Под арку шагом марш! Вперёд и с песней! Распрягайте, хлопцы, коней. Маруся, раз, два, три, калина, чернявая дивчина в саду ягоды рвала. Точкуру установим под аркой.
ТОЧКАРУ. Лил проливной дождь. Палываныч с Леныванной укрылись в арке многоэтажного дома. Рядом с ними пережидало дождь очень странное существо. Грязно-бежевое со свалявшейся клокастой шерстью, с круглой мордочкой, длинными стоящими, как у зайца ушами, короткими лапами и тонким хвостом, круто загнутым вверх в форме прописной буквы «а». Существо постоянно почёсывалось, с интересом поглядывая на Палываныча и Леныванну.
ЛЕНЫВАННА. Смотри Палываныч, какая пушистенькая милая собачка.
ПАЛЫВАНЫЧ. Не тянет это на пушистенькую милую собачку.
ЛЕНЫВАННА. Почему?
ПАЛЫВАНЫЧ. Леныванна, а в твоём домоводстве про физиологию что-нибудь было?
ЛЕНЫВАННА. Конечно, Палываныч. Ты уж, прямо… ну… много часов на это отводилось у меня, между прочим. Возрастные особенности девочек десяти - одиннадцати лет, знание своего организма, гигиена девочки: уход за телом и волосами.
@. Из пакета старика пасёт вкуснятиной. Копчёности, не фуфлятинские, а прямо такие реальные. Корейка или грудинка, дайте две.
ПАЛЫВАНЫЧ. Все твои возрастные особенности девочек десяти – одиннадцати лет никак не вписываются в этого одра.
ЛЕНЫВАННА. Какой же это… это миленькая пушистая…
ПАЛЫВАНЫЧ. Он стар, как мир и писюн у него до земли висит.
@. На себя бы посмотрел. Писюн! Сейчас дождяка перестанет. Двинешь отсюда, и тогда я сзади пакетик этот рвану. Ветхое Криведко! Сто пудов ты меня не догонишь.
ТОЧКАРУ. Дождь усилился. Туча доела небольшие клочки голубого неба. В огромных лужах появились пузыри.
Палываныч с Леныванной неслышно разговаривают.
@.Блин, пузыри в луже – дождила надолго. Народная примета.
ТОЧКАРУ. Совсем наоборот. Пузыри в луже - дождю конец.
@. Брешешь!!!
ТОЧКАРУ. Большая капля в лужу со всей силы должна упасть, тогда пузырь появится. А большие капли только при ливнях бывают, а ливни быстро заканчиваются. Поэтому бытующее в народе поверье, что пузырящийся дождь, скоро закончится, имеет под собой вполне логичную основу.
@. Ужос!
ТОЧКАРУ. Что случилось?
@. Придётся убить сибя с расбегу апстену вымазаную йадом.
ТОЧКАРУ. Из-за пузырей в луже?
@.Нельзя мне трепаться!
ТОЧКАРУ. А хочется?
@.Дык!
ТОЧКАРУ. Со мной можно, я от автора.
@. От аффтара жжошь?
ТОЧКАРУ. Точкару.
@. Дрась! А я Собака. Вот я тебя чую, слышу, но не вижу. А они (кивает на Палываныча и Леныванну) тебя видят?
ТОЧКАРУ. Нет. Автора никто никогда не видит.
@.А слышат?
ТОЧКАРУ. Если есть охота. Смотря, какой автор.
@. И чуют, если аффтар жжот, да?
ТОЧКАРУ. Что ты заладил? Что за пёсья хрень?
@.Это не пёсья! Ужос, как у тебя все запущенно! О-о-ой! Ой! Ой! Ой!
ЛЕНЫВАННА. Какой жуткий у собаки вой! Прямо у меня внутри что-то ёкает.
@– У меня внутри что-то ёкает, что это за жуткий вой?
– Собака Баскервиллей, сэр!
– Опять ёкает, что это за дикий вопль?
– Кошка Баскервиллей, сэр!
– Опять ёкает! Что за глубокая, леденящая душу тишина?
– Рыба Баскервиллей, сэр!
ТОЧКАРУ. Помолчи! Ты действие тормозишь!
@. Я? Я-а-а-а?
ЛЕНЫВАННА. Палываныч, дай собаке кусочек грудинки. Это он от голода так воет.
ПАЛЫВАНЫЧ. Грудинка жирная.
ЛЕНЫВАННА. Но вкусная.
ПАЛЫВАНЫЧ. А для собачьего сердца это не будет вредно?
ЛЕНЫВАННА. Для собачьего сердца самое то.
ПАЛЫВАНЫЧ. Ну, раз самое то, тогда на этом и установим Точкуру.
ТОЧКАРУ. Палываныч достаёт из пакета грудинку.
ПАЛЫВАНЫЧ. Эй! Как тебя там?
ЛЕНЫВАННА. Весь кусок ему хочешь отдать, или как?
ПАЛЫВАНЫЧ. Или как. Ножа все равно нет.
ЛЕНЫВАННА. И правильно. Иди сюда, пушистик!
ТОЧКАРУ. Пушистик, кушать подано!
@. Укусите сибя гадюкай! Думаете, вы круто стебётесь?
ПАЛЫВАНЫЧ. Собака! Как ты относишься к грудинке?
@. Это вопрос или предложение?
ТОЧКАРУ. Палываныч кладёт грудинку на землю и делает шаг назад. Собака недоверчиво шагает вперёд.
@ Ну, ваще! Это, типа мне???
ЛЕНЫВАННА. Какой он смешной, пушка-мушка, маленький, а хвост, хвост сейчас оторвётся.
ТОЧКАРУ. Леныванна гладит собаку.
ПАЛЫВАНЫЧ. Отставить, Леныванна! Никогда нельзя гладить собаку, которая ест. Она может подумать, что ты хочешь отнять еду и может укусить.
@.Загадка.
ТОЧКАРУ. Ешь уже!
@. Прикольная загадка.
ТОЧКАРУ. Ну?
@. Висит у цыгана на шее и очень ему идёт.
ТОЧКАРУ. И что это?
@.Бультерьер.
ТОЧКАРУ. Это ты сейчас к чему?
@. Да, этот кросавчег своей кошёлке объясняет, что я могу подумать и как могу укусить. А я ваще могу и не подумать, и не укусить. Я все могу! Могу и подхалимски лизнуть, так, между прочим.
ЛЕНЫВАННА. Палываныч, он ласковый. Ой, он мне руки лижет. Давай возьмём этого пса?
ТОЧКАРУ. Палываныч подумал: «Собака в квартире – отягощающее обстоятельство, это же не загородный дом.
ПАЛЫВАНЫЧ. Не точно. Я так подумал: « Вот возьмём мы пса… с ним гулять придётся два, а то и три раза в день. Собака в квартире – отягощающее обстоятельство. Это же не загородный дом. Собаку ежедневно кормить чем-то надо. Не грудинкой же этой жирной, для сердца и печени, кстати, вредной. Какой-то собачий корм нужен. А какой?
@. «Королевская Конина» с фосфором – и ваша собачка буквально будет светиться здоровьем!
ПАЛЫВАНЫЧ. А вдруг заболеет, тогда что?
@. Если я заболею к друзьям обращаться не стану, рвану к ветеринару - ветерану. Он всю жизнь псу под хвост положил.
ЛЕНЫВАННА. Возьмём его?
ТОЧКАРУ. Палываныч подумал. Вот мы с Леныванной можем, так сказать. Это же непредсказуемо, но неизбежно и…
ПАЛЫВАНЫЧ. Подумал. Но не сказал. Я намекнул легонько.
ТОЧКАРУ. Палываныч легонько намекнул.
ПАЛЫВАНЫЧ. А вдруг нам с тобой Леныванна приспичит куда-нибудь уехать? Что тогда?
ЛЕНЫВАННА. Куда же это нам приспичит, Палываныч?
ПАЛЫВАНЫЧ. Мало ли. Все когда-нибудь куда-нибудь ездят, уезжают.
ЛЕНЫВАННА. Уезжают или ездят?
@.– Доктор, почему на мне все ездят?
– А вы седло снимите...
ЛЕНЫВАННА. Палываныч, если нам внезапно захочется поехать или уехать тогда…
ПАЛЫВАНЫЧ. Что?
ЛЕНЫВАННА. С собой его возьмём.
ПАЛЫВАНЫЧ. Как скажешь Леныванна. Вот ты сама только что Точкуру установила.
ТОЧКАРУ. Кстати, дождь закончился. Я же говорила: « Пузыри - дождю скоро конец».
@. Харе трепаться ты, от аффтара, сейчас старик мне вердикт вынесет. Поможешь если он тяжёлый?
ПАЛЫВАНЫЧ. Кстати и дождь уже закончился. Собака, (поёт) бери шинель, пошли домой!

***

Квартира Палываныча. Леныванна на кухне накрывает на стол, ставит две тарелки, две чашки. На полу стоят две миски на вышитых салфетках.
ЛЕНЫВАННА. Палываныч, Собака идите ужинать.
Появляются Палываныч и Собака.
ТОЧКАРУ. Надо сказать, что и Палываныч, и Леныванна на протяжении долгого времени пытались дать собаке имя. Все попытки оказались тщетными.
ПАЛЫВАНЫЧ. Джульбарсом хотел.
@. Жесть!
ЛЕНЫВАННА. Тузиком.
@ Это ест мой моск!
ПАЛЫВАНЫЧ. Акбаром думали и Пушком.
@. Убейтесибяапстену!
ЛЕНЫВАННА. Пробовали: Абреком, Агаром, Ахиллом, Аяксом, Брюсом, Буяном, Бемби, Варягом, Вулканом, Варахисием, Ганнибалом.
@ Низачот!
ПАЛЫВАНЫЧ. Памиром, Топазом, Трезором, Умкой, Утёсом.
@.Ужоснах!
ЛЕНЫВАННА. Франтиком, Фирсом, Хазаром, Цецером, Циклоном, Шербиком, Шерлоком, Штирлицем, Эмиром, Юстасом и даже Ямалом.
@.Нисмишно! Почему дума не может принять закон о запрете мерзких имён для собак? Вся эта хрень происходит из-за того, что собаки взятку не могут дать.
ТОЧКАРУ. Собака не откликалась ни на одно из предложенных имён. В связи со сложившейся ситуацией Палываныч и Леныванна вынуждены были называть своего усыновлённого пса просто…
ПАЛЫВАНЫЧ. Собака, давай с нами ужинать.
ЛЕНЫВАННА. А если собачка, или пушистик он ни за что к мискам не пойдёт.
@. Собака и только собака. Ты что-нибудь имеешь против, Точкару? Эй, ты, там от аффтара!
ТОЧКАРУ. Что?
@. Я сказал: «Только СОБАКА! In dog we trust» («в собаку веруем»).
ТОЧКАРУ. Ну-ну!
@. «Ну-ну», – сказала собака Баскервиллей, встретив Герасима.
ТОЧКАРУ. Помолчи! Вон ужин тебе уже подали. Ешь, питайся!
ПАЛЫВАНЫЧ. А что, Леныванна, у нас сегодня на ужин?
ЛЕНЫВАННА. Салатик овощной, печёнка с гречкой, компот.
ПАЛЫВАНЫЧ. А Собаке?
ЛЕНЫВАННА. То-же самое, но без салатика.
ПАЛЫВАНЫЧ. Леныванна, почему ты так упорствуешь?
ЛЕНЫВАННА. Он салатик не ест. Как-то не идёт у него салатик.
ПАЛЫВАНЫЧ. Это и ежу ясно, что собака не будет грызть салатики, если эти салатики конечно не со вкусом ножки нашего дивана.
@. Салатик со вкусом ножки дивана! Медалько за гатичность, Палываныч!
ПАЛЫВАНЫЧ. Я сейчас вообще не о собаке.
@. А о чём?
ЛЕНЫВАННА. А о ком?
ПАЛЫВАНЫЧ. Договаривались же. Ты опять свою пенсию им носила?
ЛЕНЫВАННА. Мы же с Собакой все равно гуляли, пока ты в Собес ходил. Мы шли, шли и случайно туда пришли.
ПАЛЫВАНЫЧ. А деньги тоже за вами шли, шли и случайно туда пришли? Или все-таки ты их случайно с собой захватила?
ЛЕНЫВАННА. Случайно захватила.
ПАЛЫВАНЫЧ. Молодец!
ТОЧКАРУ. Палываныч поджал губы. Разоблачённая Леныванна, пытаясь загладить свою вину и как-нибудь отвлечь Палываныча от грустных мыслей, протянула ему кружку с компотом.
ЛЕНЫВАННА. Попробуй компотик, Палываныч, по-моему, кисловатый получился из той вишни, что мы вчера с тобой,… кстати, Собака наша и Насте, и Аксюше очень понравилась.
ТОЧКАРУ. О ложь святая, так солгать, могла лишь мать, полна боязнью, чтоб сын не дрогнул перед казнью!!!
ЛЕНЫВАННА. Палываныч сегодня очень не в духе. Ему с утра сначала сын позвонил, а потом дочь. И что-то там…
ПАЛЫВАНЫЧ. Очень вкусный компот, Леныванна.
ТОЧКАРУ. Дочь и внучка Леныванны, получив пенсионные ленываннины гроши и мельком взглянув на Собаку, завели практический и очень неприятный разговор. Смысл этого практического и очень неприятного разговора заключался в том, что они – дочь и внучка рады и счастливы, что их мамка, она же бабушка завела себе старых, лохматых чучел, но…
@. Не старых, лохматых чучел, а пердунов ёба…
ТОЧКАРУ. Собака, молчать!
ЛЕНЫВАННА. Печёнку, Палываныч, кушай, я её со сметаной потушила.
@. Они сказали, что им насрать, кто из старых пердунов ёба..
ТОЧКАРУ. Нельзя, фу!
@. Хорошо, скажу по-другому. Если старик сдохнет, чтобы она не думала с мерзкой вонючей псиной возвращаться домой. Иначе они за себя не ручаются!
ЛЕНЫВАННА. Ну, как печёнка?
@.Круто, ваще не по-детски! В смысле – очень изысканный вкус.
ТОЧКАРУ. Молодец!
ПАЛЫВАНЫЧ. Замечательно! Леныванна, я ходил к нотариусу.
ЛЕНЫВАННА. Зачем?
ПАЛЫВАНЫЧ. Договор пожизненного пользования.
ЛЕНЫВАННА. Чем пользования, Палываныч?
ПАЛЫВАНЫЧ. Бумага такая. Вот я умру, мои дети квартиру загребут.
ЛЕНЫВАННА. Детям положено.
ПАЛЫВАНЫЧ. А твои и без Собаки тебя на порог не пускали. Я-то в гроб прилягу, а вам на лестнице спать придётся.
@ Спать в гробу или на лестнице – сделай правильный выбор! Будущее зависит от тебя!
ЛЕНЫВАННА. Зачем сейчас об этом думать? Успеется, потом.
ПАЛЫВАНЫЧ. Потом уж не успеется, Леныванна. Потом оно на то и потом.
ЛЕНЫВАННА. Палываныч! Зачем ты себя раньше времени хоронишь? Кто, когда умрёт, мы ж не знаем.
ПАЛЫВАНЫЧ. В общем, так, в бумаге этой написано, что ты тут пожизненно будешь.
ЛЕНЫВАННА. Я с тобой, Палываныч пожизненно буду! А дальше? Что мне тут делать? Порви эту бумагу. Никому она нужна!
ПАЛЫВАНЫЧ. Мне нужна!
ЛЕНЫВАННА. Зачем?
ПАЛЫВАНЫЧ. Леныванна!!!
ЛЕНЫВАННА. Палываныч, зачем, на ночь глядя?
ПАЛЫВАНЫЧ. У меня, Леныванна вся жизнь уже на ночь глядя. Что там осталось-то? Надо успеть, Точкуру вовремя установить.
ТОЧКАРУ. На лице Леныванны «выразилась такая глубокая, такая сокрушительная сердечная жалость».
ЛЕНЫВАННА. Одно меня радует, Палываныч.
ПАЛЫВАНЫЧ. Что?
ЛЕНЫВАННА. Я уже успела все по полочкам разложить, как положено. И сковородка новая теперь есть и кастрюльки для супа, компота и каши и два новых комплекта постельного белья. Так что если что, не придётся тебе на грязном спать. А если до конца Точкуру устанавливать, то деньги на мои похороны в пакетике в шкафу прибраны на нижней полочке, где твоё лёгкое: трусики, маечки, а зимнее: кальсоны тёплые и фуфайки я наверх положила и носки там же. Свитер заштопала, теперь даже незаметно, мундир твой концертный в пакете висит, а то к нему моль подбиралась. Я его щёточкой весь вычистила и лавандовыми мешочками утыкала.
ПАЛЫВАНЫЧ. Лавандовыми мешочками? А вот это ты зря, Леныванна! Очень даже зря!
ЛЕНЫВАННА. Почему же?
ПАЛЫВАНЫЧ. На российско-грузинской границе не положено находиться в концертном мундире, утыканном лавандовыми мешочками. Абхазские охотники этого не поймут.
ЛЕНЫВАННА. И я ничего не понимаю!
Палываныч. А тут понимать, Леныванна нечего. Отсутствуют пограничные посты с абхазской стороны, нет чёткой демаркации, абхазские охотники углубляются на российскую территорию, преследуя добычу. Вчера по телевизору сказали, что они задержаны, а сегодня по радио, что им удалось уйти. Есть ещё газетный вариант: пограничники сами перешли на абхазскую сторону и задержали охотников ради взяток. Бардак!
ЛЕНЫВАННА. А раньше как было?
ПАЛЫВАНЫЧ. Раньше-то у меня пограничной собаки не было.
ЛЕНЫВАННА. А теперь разве есть?
ПАЛЫВАНЫЧ. А теперь вот! (показывает на Собаку) Собираться нам надо!
ЛЕНЫВАННА. Куда?
ПАЛЫВАНЫЧ. Будем крепко мы учиться, как границу охранять, а в свободную минуту станем марши мы играть. Правильно, Собака?
@.Это уж дудки! Я против границ! На крайняк альтернативная служба – любая помойка, а лучше – монастырская трапезная.
ПАЛЫВАНЫЧ. Вот такая вот Точкару!

***

Больничная палата. Палываныч лежит под капельницей. Появляется Леныванна.
ТОЧКАРУ. Если ты меня не услышишь, значит, наступила зима. (Поправляет одеяло на кровати Палываныча)
ЛЕНЫВАННА. Палываныч! Палываныч? Ты слышишь меня?
ПАЛЫВАНЫЧ. Леныванна!
ЛЕНЫВАННА. Тише, тише, тебе нельзя.
ПАЛЫВАНЫЧ. Теперь, Леныванна уже можно.
ЛЕНЫВАННА. Доктор сказал компоту домашнего можно. Вот, сварила.
ПАЛЫВАНЫЧ. Холодный?
ЛЕНЫВАННА. Я сейчас в кружку перелью, он быстро согреется.
ПАЛЫВАНЫЧ. Дай холодненького, очень пить хочется.
ЛЕНЫВАННА. Холодный тебе, наверное, плохо.
ПАЛЫВАНЫЧ. А доктор тебе разве не говорил, что с больным спорить плохо?
Леныванна достаёт банку, наливает компот в кружку.
ТОЧКАРУ. После объединённого визита сына и дочери у Палываныча случился второй обширный инфаркт.
ПАЛЫВАНЫЧ. Хотел, чтобы все было ясно, без всяких там под ковёрных игр, необходимо было установить Точкуру, а они, они…
ТОЧКАРУ. Палываныч, не надо! Вам нельзя нервничать.
ЛЕНЫВ