Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Картина 5

На следующий день на кухне Р о з а М а р к о в н а и З и н а и д а И в а н о в н а. Темнеет. На столе тарелки с супом, хлеб, масло.
З и н а и д а И в а н о в н а. (смотрит в окно). Вона снег какой весь день валит. Чё ты не ешь-то ничего, Роза Марковна?
Р о з а М а р к о в н а. Не хочется.
З и н а и д а И в а н о в н а. Всё собрали. Чё переживаешь?
Р о з а М а р к о в н а. Просто не хочется есть. 
З и н а и д а И в а н о в н а. Мне сегодня Павлик снился. Здоровый, румянец такой в полщеки. Смеялся, вроде как он женится, чё-ли? А я ему: «Ты погодь, институт сначала кончай свой, успеется ещё...» Костюм на нём выпускной, тот новый серый в полоску, и народу откуда-то много, музыка гремит. Я смотрю, а его нет, я: «Павлик, Павлик…» и проснулась. Это к перемене погоды, вон снег какой. Самолеты-то летают в таку метель?
Р о з а М а р к о в н а. С утра мело, а сейчас порошит, и небо поднялось. Сколько уже его нет?
З и н а и д а И в а н о в н а. Тридцать лет в этом году будет. Уже на шесть лет больше, чем он сам прожил-то. Супа похлебай, Роза Марковна. На завтрак пустой чай пила. Поешь с хлебушком. Он свежий, мягкий. Когда теперь покушаешь-то?
Р о з а М а р к о в н а. В самолёте покормят.
З и н а и д а И в а н о в н а (бубнит). В самолёте, в самолёте! Чё там в самолёте дадут, барахло какое нить?
Р о з а М а р к о в н а встает из- за стола идет в комнату. За ней З и н а и д а И в ан ов н а. В комнате на полу закрытый чемодан и сумка. Р о з а М а р к ов н а пытается сложить бумаги на столе.
З и н а и д а И в а н о в н а. Не трожь ничего, я потом все приберу тута. Я вот чё-то подумала: ты вот английского языка-то ни бум, бум, а если Лорен твоя задержится, или чё? Как ты? Вот проблема-то.
Р о з а М а р к о в н а. Факты из исследований здравоохранения в США. Японцы употребляют в пищу очень мало жира и страдают от инфарктов гораздо меньше англичан и американцев. С другой стороны, французы употребляют в пищу много жира и тоже страдают от инфарктов гораздо меньше англичан и американцев. Японцы пьют очень мало красных вин, и имеют меньше инфарктов, чем американцы и англичане. Итальянцы употребляют огромные количества красных вин, и тоже имеют куда меньше инфарктов, чем англичане и американцы. Вывод?
З и н а и д а И в а н о в н а. Какой же?
Р о з а М а р к о в н а. Все проблемы – от английского языка.
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё, правда?
Р о з а М а р к о в н а. Никогда, нет, никогда я вам не перестану удивляться, Зинаида Ивановна! А голову...
Звонит телефон. Р о з а М а р к о в н а хватает трубку. З и н а и д а И в а н о в н а тихонько расстегивает чемодан, засовывает в чемодан лото.
Р о з а М а р к о в н а. Да, да вызывали, через десять минут, хорошо. (Зинаиде Ивановне). Ну вот, такси сейчас уже будет.
З и н а и д а И в а н о в н а. Может, мне тебя проводить, Роза Марковна?
Р о з а М а р к о в н а. До Америки?
З и н а и д а И в а н о в н а. Вещей-то у тебя кот наплакал. Поместимся легко, я с тобой до аэропорта, а потом обратно домой вернуся.
Р о з а М а р к о в н а. Вот этого не надо! (Выходит).
З и н а и д а И в а н о в н а. Как хочешь… (Берет кота на руки).
Звонит телефон. Р о з а М а р к о в н а в распахнутом пальто и шапке набекрень вбегает в комнату.
Р о з а М а р к о в н а. Алло! Выхожу! (Хватает чемодан и сумку).
З и н а и д а И в а н о в н а. Присядем на дорогу?
Р о з а М а р к о в н а. Я уже в пальто. (Опускает вещи на пол, садится).
З и н а и д а И в а н о в н а кладет кота на стул, садится.
Р о з а М а р к о в н а. Ну, все пора. (Берет вещи).
З и н а и д а И в а н о в н а. Пальто застягай, там холодно! (Застегивает пуговицу, поправляет шапку).
Р о з а М а р к о в н а достает из кармана пальто ключи, кладет их на стол.
Р о з а М а р к о в н а. До двери не нужно провожать! (Выходит, не оборачиваясь, из коридора кричит). – Прощайте, Зинаида Ивановна!
З и н а и д а И в а н о в н а. Ну, с богом! (Подходит к окну, смотрит вниз, затем берёт кота, садится на стул). Ишь, как все тут понашвырено, но мы, Митя, сегодня ничего прибирать не будем, ни-ни. Примета нехорошая. Вот завтра к вечеру это другой вопрос. Она завтра уже прилетит туда, тогда мы и пол, и полный марафон наведем по полочкам. И шифоньер надо фурыкалкой пройти, чё-то он у нас весь замусолился. К Новому году, как положено генеральную приборку. Книжки пылесосить пора, вона пылища какая скопилася. Откуда она берется только? Окна все заткнуты. Чё она шампанского не взяла? Бутылка, правда, тяжёлая, да Митяй? В Америку… В Америку… А послезавтра пенсия. Морковка кончилась, ну и шут с ней с морковкой этой, правда, Митя? Конечно, Митюш, я ей кто? Вот, стало быть так, а тама, в Америке… Сам понимаешь, ишь ты, моторчик свой включил, тёпло тебе, пригрелся. Сейчас, Митяй, ты уж кушать, поди, хочешь, сейчас тебя накормлю, посижу маненько, сердце чё-то телепается.
Раздается звонок в дверь.
З и н а и д а И в а н о в н а. Господи! (Вскакивает, бежит открывать).
В комнату входит Р о з а М а р к о в н а с чемоданом и сумкой, за ней З и н а и д а И в а н о в н а.
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё случилось? Роза Марковна, забыла чё?
Р о з а М а р  к о в н а кидает чемодан и сумку на пол, в пальто садится на стул, молчит.
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё с тобой, Роза Марковна, голубка моя? Тебе плохо?
Р о з а М а р к о в н а. Плохо.
З и н а и д а И в а н о в н а. С сердцем?
Р о з а М а р к о в н а. С ним!
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё дать? Валидол?
Р о з а М а р к о в н а. Не надо.
З и н а и д а И в а н о в н а. А такси где? Тама внизу ждет?
Р о з а М а р к о в н а. Уехало.
З и н а и д а И в а н о в н а. Давай сейчас звонить, новое вызывать, успеешь. Сейчас таблеточку — и отпустит… Чё же ты с собой-то не прихватила? Господя, растягай пока пальто… (Подбегает, расстегивает пуговицу на пальто).
Р о з а М а р к о в н а. Не надо ничего.
З и н а и д а И в а н о в н а. Как?
Р о з а М а р к о в н а. Я не еду.
З и н а и д а И в а н о в н а. Как это?
Р о з а М а р к о в н а. Вот так.
З и н а и д а И в а н о в н а. А билеты? За визой этой топала, беседование в посольстве. Они ведь там встречать будут.
Р о з а М а р к о в н а. Завтра  с утра позвоню. Скажу ему.
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё ты ему скажешь?
Р о з а М а р к о в н а. Скажу, что, даже переправляясь через Стикс, некоторые боятся утонуть.
З и н а и д а И в а н о в н а. Вообще не поедешь?
Р о з а М а р к о в н а. А что же вы, Зинаида Ивановна свой дурацкий сериал не смотрите? (Снимает пальто, кладет его на стул, пальто падает).
З и н а и д а И в а н о в н а (поднимает пальто). Шапку-то сымай, дай её сюда.
Р о з а М а р к о в н а (смотрит на лежащего на кровати кота). Вот, Митя, какая картина получилась.
Появляется З и н а и д а И в а н о в н а.
З и н а и д а И в а н о в н а. Ужинать, или как?
Р о з а М а р к о в н а. А который час?
З и н а и д а И в а н о в н а. Да уж, почти восемь.
Р о з а М а р к о в н а. (убирает бумаги со стола). Доставайте, Зинаида Ивановна, наше лото. Где оно?
З и н а и д а И в а н о в н а. Лото-то? Где, где – в чемодане.
Р о з а М а р к о в н а. А что оно там делает?
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё делает, чё делает? Хотело в Америку укатиться, и враз передумало. (Открывает чемодан, достает коробку).
Р о з а М а р к о в н а садится, открывает коробку, достает мешочек и карточки.
Р о з а М а р к о в н а. Только давайте без ваших прибауток, Зинаида Ивановна.
З и н а и д а И в а н о в н а (раскладывает карточки, достает бочонок, кричит). – Перчатки!
Р о з а М а р к о в н а. Я же вас просила, ну неужели трудно просто сказать — пятьдесят пять?
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё ты, бубнишь-то, Роза Марковна? 
Р о з а М а р к о в н а. Я бубню? Нет, это просто невыносимо!
З и н а и д а И в а н о в н а. Бычий глаз!
Р о з а М а р к о в н а. Вы издеваетесь, или как?
З и н а и д а И в а н о в н а. Есть десятка. Барабанные палочки.
Р о з а М а р к о в н а. Доколе, нет, скажите на милость…

                                                Занавес