Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Картина 2

Р о з а М а р к о в н а  перебирает вещи. Достает из шкафа, некоторые нескладно кидает в чемодан, некоторые на пол. Появляется  З и н а и д а И в а н о в н а.
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё ты здесь мамаево побоище устраиваешь, Роза Марковна? Чё ты на пол все пошвыряла? Я его сегодня не мыла, кофта вон замызгается.
Р о з а М а р к о в н а. Который час?
З и н а и д а И в а н о в н а. Да уж восемь почти.
Р о з а М а р к о в н а. Чушь кончилась?
З и н а и д а И в а н о в н а. По четвергам «Талисман» не показывают. Сядем, может напоследок-то, Роза Марковна?
Р о з а М а р к о в н а. А вещи?
З и н а и д а И в а н о в н а. Шут с ними, завтра сутра я в собес, и потом соберём.
Р о з а М а р к о в н а. А что Митя так и не поднимался?
З и н а и д а И в а н о в н а. Нет, он вставал.
Р о з а М а р к о в н а. И где же он?
З и н а и д а И в а н о в н а. Сейчас опять спит.
Р о з а М а р к о в н а. Не здор?во это. Нельзя спать денно и нощно. Так все мышцы атрофируются, про мозг я уже не говорю, это просто катастрофа.
З и н а и д а И в а н о в н а. Он старый совсем стал.
Р о з а М а р к о в н а. Вот именно. Движение – жизнь. Надо его будить. Пусть  немного разомнётся перед ужином. 
З и н а и д а И в а н о в н а  выходит. Из соседней комнаты слышно:
З и н а и д а И в а н о в н а. Митя! Вставай! Ну, пойдем, пойдем в лото играть.
Р о з а М а р к о в н а  достает с полки холщевый мешочек и карточки. 
Появляется  З и н а и д а  И в а н о в н а  с огромным котом на руках.
Р о з а М а р к о в н а. Так Митя жить нельзя! Ты так всю жизнь проспишь, и кроме того для организма это вредно.
З и н а и д а И в а н о в н а гладит кота, кладет его на стул, садится за стол.
З и н а и д а И в а н о в н а. В Америку, Роза Марковна, забирай наше лото.
Р о з а М а р к о в н а. Это ещё зачем?
З и н а и д а И в а н о в н а. Там у тебя семья большая, будете играться. (Освобождает стол, кладет мешочек и пачку карточек).
Р о з а М а р к о в н а. Какая большая? Эник и Лорен. Рассел и Кристина учатся в университете.
З и н а и д а И в а н о в н а. Вечерком.
Р о з а М а р к о в н а. Каким вечерком? Эник в клинике практически круглосуточно, жена его тоже челюсти режет денно и нощно.
З и н а и д а И в а н о в н а. Ну внуки из института придут, а ты им бочоночки наши, поди, таких точно не видали.
Р о з а М а р к о в н а. В Америке, Зинаида Ивановна, взрослые дети с родителями не проживают.
З и н а и д а И в а н о в н а. Какие же они взрослые, им вить двадцать только.
Р о з а М а р к о в н а. Не только, а уже. Кто «кричать» будет?
З и н а и д а И в а н о в н а. Дай мне напоследок, Роза Марковна, накричаться. (Садится, выбирает карточки, развязывает мешочек).
Р о з а М а р к о в н а. Давайте. Только без этих ваших прибауток!
З и н а и д а И в а н о в н а. (достает бочонок из мешка, кричит). В первый раз!
Р о з а М а р к о в н а. Н-е-е-т, так дело не пойдет!
З и н а и д а И в а н о в н а. Ну, ладно, ладно уж, восемнадцать вот она тута! (Ставит бочонок себе на карточку, достает следующий бочонок). Утя-утя!
Р о з а М а р к о в н а. Давайте сюда мои двадцать две! (Ставит).
З и н а и д а И в а н о в н а. Троица! Нетута! А у тебя, Роза Марковна, есть троица? Нет? А в Америке  ченьть святое вообще есть?  
 Роза Марковна. Решила  Пресвятая Троица устроить себе каникулы - в честь дня рождения Христа. Думают, куда бы отправиться отдохнуть. Бог-Отец говорит:
– Поехали в Иерусалим! Хороший город, меня там многие помнят...
Бог-Сын говорит:
– Нет, я не хочу опять в Иерусалим. У меня до сих пор плохие воспоминания об этом месте. Давайте лучше в Америку!
И тут вступает Святой Дух:
– Правда, давайте  в Америку! Я там никогда не был!..
Зинаида Ивановна. Зачем  троице в Америку? Там жиды деньгам поклоняются. 
З и н а и д а И в а н о в н а. (достает бочонок). Опять двадцать пять.
Р о з а М а р к о в н а отодвигает карточки.
З и н а и д а И в а н о в н а. Вон у тебя же есть двадцать пять, Роза Марковна!
Р о з а М а р к о в н а. Расхотелось мне что-то играть.
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё надулась, чё-ли? 
Р о з а М а р к о в н а. Сколько лет вы, Зинаида Ивановна у нас в семье работали?
З и н а и д а И в а н о в н а. Павлик в сентябре родился. Петра Ивановича я выгнала уже снег выпал. Помню, холодно было на черном ходе, когда  я пиджак его  чистила, и квитанция эта и выпала на Синицину М. В.
Р о з а М а р к о в н а. Я вот уже эту историю пятьдесят лет слушаю и не могу понять, как вы, не разобравшись, мужа выгнали?
З и н а и д а И в а н о в н а. А что же мне в вранье с ним, что-ли, жить, с многожёнцем? Нет уж, дудки!
Р о з а М а р к о в н а. Может, он алименты этой второй мадам Синицыной платил?
З и н а и д а И в а н о в н а. Не, там одночастно семья другая была. У вас я с пятьдесят пятого, стало быть.
Р о з а М а р к о в н а. И зачем, спрашивается?
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё, зачем-то?
Р о з а М а р к о в н а. С жидами больше полувека торчать, работать у них?
З и н а и д а И в а н о в н а. С какими жидами?
Р о з а М а р к о в н а. С нами, с мамой моей покойной, со мной, Львом Аркадиевичем, с Эником. Мы же все – жиды!
З и н а и д а И в а н о в н а. Свят! Свят! Какие же вы жиды? Голь перекатная! Чё ты такое городишь, Роза Марковна? Матушка твоя Берта Борисовна святая женщина была, царство ей небесное, до восьмидесяти лет в поликлинике,  неврипитолог. До восьмидесяти работала!
Р о з а М а р к о в н а. Это у нас, у жидов генетическое, Зинаида Ивановна!
З и н а и д а И в а н о в н а. Как это?
Р о з а М а р к о в н а. Абрамович приходит на медосмотр к врачу. Врач: «Для шестидесяти пяти лет вы в отличном состоянии». Абрамович: «Разве я сказал, что мне шестьдесят пять? Мне восемьдесят пять».– «Замечательно! Должно быть, это генетическое. Сколько было вашему отцу, когда он умер?» – «Разве я сказал, что мой отец умер? Ему сто пять лет, и он только что участвовал в марафоне».– «Удивительно! А сколько же было вашему дедушке, когда он умер?» – Разве я сказал, что мой дедушка умер? Ему сто тридцать пять, и он на прошлой неделе женился». – «Невероятно! Чтобы человек его возраста еще захотел жениться?!» – «Разве я сказал, что он хотел?..»
З и н а и д а И в а н о в н а (достает из мешочка бочонок). – Валенки, Роза Марковна. Шестьдесят шесть.
Р о з а М а р к о в н а. Вон у вас шестьдесят шесть есть на карточке.
З и н а и д а И в а н о в н а. Валенки тебе ложить, Роза Марковна?
Р о з а М а р к о в н а. Не надо!
З и н а и д а И в а н о в н а. Я не про улицу, Роза Марковна. Конечно, ты по улице в Америке в них разгуливать не будешь. А дома-то зимой ноги мерзнут.
Р о з а М а р к о в н а. Там тепло, ничего не мёрзнет.
З и н а и д а И в а н о в н а. Забылася я, Роза Марковна. Конечно там же жара и папуасы, там же чёрных…
Р о з а М а р к о в н а. Ну всё, хватит! (Вскакивает).
З и н а и д а И в а н о в н а. Стульчики. Сорок четыре у меня квартира, Роза Марковна.
Р о з а М а р к о в н а подходит к шкафу, достает бумаги.
Р о з а М а р к о в н а. Кстати, о квартире. Вот. Я вчера у нотариуса была и всё переделала.
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё ты уделала, Роза Марковна?
Р о з а М а р к о в н а. Мы же когда сюда, в Бибирево, переехали, приватизировались.
З и н а и д а И в а н о в н а. И чё?
Р о з а М а р к о в н а. В равных долях.
З и н а и д а И в а н о в н а. И чё теперь?
Р о з а М а р к о в н а. А теперь квартира будет вся ваша, я свою долю на вас переписала.
З и н а и д а И в а н о в н а. И зачем же?
Р о з а М а р к о в н а. Здравствуйте – приехали! Я, Зинаида Ивановна, в Америку уезжаю!
З и н а и д а И в а н о в н а. И чё с того?
Р о з а М а р к о в н а. Мы с вами, Зинаида Ивановна, не молодые, мягко выражаясь! Умру в Америке!
З и н а и д а И в а н о в н а. Господи святы! Зачем же ты говоришь это? Это ведь не наше, это божье дело-то.
Р о з а М а р к о в н а. В общем, квартира теперь ваша. Живите спокойно. Вещи все: шкаф, диван, книги, телевизор – всё вам остаётся.
З и н а и д а И в а н о в н а. Мне не надо. У тебя вот, ты говоришь, генетическое, так что я раньше помру. И телевизор у меня свой есть, и диван.
Р о з а М а р к о в н а. Продадите.
З и н а и д а И в а н о в н а. Чё ты мелишь, Роза Марковна, ты чё? Я твоё добро продам? (Стучит мешком с бочонками по столу). Я вещи твои!..
Р о з а М а р к о в н а. Себе что-нибудь новое купите.
З и н а и д а И в а н о в н а. Идите вы к шуту, Роза Марковна! Ничего мне нового не надо! (Выбегает).