Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Казус Патисона


КАЗУС ПАТИСОНА
или
когда сбываются мечты
маленькая комедия с песенками

Действующие лица:
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ – бизнесмен, он же музыкант в ресторане
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА - жена бизнесмена, она же официантка в ресторане
ДЕНИС - сын бизнесмена, он же сын музыканта в ресторане
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ - врач психотерапевт, он же хозяин ресторана

Песня «когда сбываются мечты»

1

Когда сбываются мечты
Ты словно с неба, с высоты
На землю падаешь,
И раз, огонь погас.
Припев:
Поднимем стаканы, содвинем их вместе!
Пусть наши мечты остаются на месте!
Пусть будет их много!
Когда-то, однажды 
Когда же? Наверное, время покажет.

На террасе в усадьбе Солодовниковых. Чирикают птички. Часы бьют восемь.   Утро.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Стасик, ну что ты?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Я?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Что с тобой?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Со мной, со мной! Со мной?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Стасик!!!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Да?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Ты где сейчас? Что ты там себе думаешь? Почему не ешь? Вот.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Что?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Твой любимый мандариновый салат с креветками, это, как всегда, яйца пашот, сок, кофе, французике гренки с ананасом.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Французские гренки с ананасом?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Ну, хватит!  Посмотри мне в глаза!!! Вот так! А теперь улыбнись и: «С добрым утром, Зинуля!»
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (Механическим голосом). С добрым утром, Зинуля!
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Ну, хотя бы так. Ешь, давай! Я вчера уволила конюха и новую горничную. Конюх спал на кровати в домике для гостей. Нельзя им потакать. Есть кухня для прислуги, там и нужно принимать пищу. Конюшня далеко! Он же на работе, деньги получает, межу прочим хорошие!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Деньги…деньги хорошие…
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. А горничная!!! Ну, тут вообще слов нет. Захожу в постирочную, вдруг внутренний голос туда позвал. Причём я уже опаздываю, мне на педикюр к двум, потом на крио, и ещё в Москву надо было, из «Бутулино» звонили, туфли из Италии пришли. Ты слушаешь? Это, между прочим, не шуточки.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.   Угу.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Вечно это проклятое угу, угу! Это кошмар ужасный!!!  Эта особа, если конечно можно так выразиться, достаёт из стиральной машинки Денискин спортивный костюм и мои сланцы для сауны. Я кричу: «Что вы делаете!?! Детские вещи с обувью стираете?» А она: «Какая же это обувь, они же без подошвы и махровые все из себя».  Ну, я на нервах сразу выгнала эту махровую всю из себя.  В агентство звонила, на это надежды мало. Они, по-моему, нарочно не горничных, а барахло одно присылают. Дала объявление в нашу «Пенкино лайф». Может... Вот посмотри.   
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Что?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Нет, я так не могу!!! За что мне это всё?   Ты можешь уделить мне хотя бы пять минут! Я что о многом прошу? Это так сложно?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (Разворачивает газету «Пенкино лайф») В салоне мужского белья «Сарториус» …
ГАЗЕТА ПЕНКИНО ЛАЙФ. 17 и 18 мая мерки белья будут снимать дизайнеры из Италии. Им же можно будет заказать комплекты маек и трусов, а так же дополнительные детали, петли, монограммы, швы по краям лацканов… мастера трикотажного жанра дадут расширенные консультации о модных тенденциях в области нижнего белья и принадлежностей.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Страницу переверни!
ГАЗЕТА ПЕНКИНО ЛАЙФ. Быть уверенным в качестве того, что ты ешь, можно лишь тогда, когда ты покупаешь безопасные продукты в нашем эксклюзивном бутике еды…
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Ты издеваешься? Внизу!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Солодовников Станислав  пятьдесят лет. Образование высшее. Рост 184см. Вес 90 кг, волосы русые, глаза светло-серые. Особые приметы. На правой руке шрам от удара металлической линейкой.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Мои особые приметы?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Это я подала тогда ещё, когда ты на Кипр улетел, мне не позвонив. Потом сразу хотела отменить, но они до конца недели оставили.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Шрам от удара металлической линейкой?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. А что ещё было в такой ситуации делать? Занервничала!

Часы бьют половину девятого. Появляется Денис.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Дениска, зайчик! Садись, лапулюшка! Дениска, ты нам с папой забыл сказать: «Доброе утро!»
ДЕНИС. А оно доброе?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.  Давай я тебе соку налью! Ну, что ты хмурюшки? Не морщи лобик? Кушай клубный сэндвич с иберийской ветчинкой. Дениска у тебя сегодня тренировка после латыни, а английский  перенесли на завтра. Звонила мама Миланы. Милана тебя в субботу приглашает на день рождения. Что ей купить в подарок? Она чем увлекается? Дениска! Ты слышишь меня? Денис!
ДЕНИС. Что?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.   Что любит твоя одноклассница Милана? Что ты хочешь ей подарить?
ДЕНИС. А куда это Паша так рано уехал?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Паша у нас больше не работает.
ДЕНИС. Почему?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Потому что конюхам нельзя спать в домике для гостей на гостевой кровати.
ДЕНИС. Почему?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Там гости спят.
ДЕНИС. У нас не бывает гостей.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Хочешь, я сама сегодня заеду за тобой в школу, и мы вместе купим подарок для Миланы.
ДЕНИС. Я не пойду к ней на день рождения.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Почему?
ДЕНИС. Потому, что она дура! 
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Так нельзя говорить.
ДЕНИС. Нельзя спать в домике для гостей, нельзя говорить? А что можно?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Кушай!
ДЕНИС. Спасибо, я не хочу!
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Что же ты голодный в школу поедешь?  
ДЕНИС. Я не голодный.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Ладно, я сейчас сэндвич заверну и в машину положу. Проголодаешься, скажешь шофёру, он в микроволновке в машине по дороге разогреет.
ДЕНИС. Я не поеду с шофёром.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Я тебя отвезу.
ДЕНИС. Спасибо, я сам.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.  Что значит сам?
ДЕНИС. Пойду. 
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.  Как пойдёшь? 
ДЕНИС. Своими ногами. (Встаёт из-за стола).
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Стасик!!! Ты слышишь?!!

У Станислава Солодовникова звонит мобильный телефон.

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Да.
ДЕНИС. Пока. (Уходит).
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Денис! 

Зинаида Анатольевна бежит за Денисом. Кричит вдалеке: Дениска, как же… возвращается на террасу.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Стасик!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Подожди!!! (В мобильный телефон). Да не тебе! Да. Ну!  Он сказал, что дальше конфискационного налога дело не пойдёт!!! Неужели? А банковские депозиты? (Орёт). Я выпрыгиваю из штанов? А выемки документов? «Банковская тайна» – хрен псячий!
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Ушёл пешком. Стасик, ты можешь мне уделить одну секунду?

У Станислава Солодовникова звонит второй мобильный телефон.

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Да ты с дуба, что ли рухнул? Если они нас отсекут от трубы, мы же «обсохнем»!  Конечно!  Какая на хрен тогда экспортная выручка?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. А если я сейчас себе на голову кипяток вылью, ты отреагируешь хоть как-то?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (В первый телефон). Попробуй! 
(Во второй телефон). Конечно, они это наколбасили не «из любви к искусству».  Это «лишний» денежный навес. Ах, они, блин… не дополучают? 
(В первый телефон). Они уже склонили этих козлов на франчайзинг! Так подавай как «происки». Ты что совсем придурок? В топливо при железнодорожной транспортировке злоумышленники добавили…
(Во второй телефон).   Ты что не догоняешь? Теперь наши активы будут «Красной тряпкой» для спецслужб. Да еду уже!!!
(В первый телефон).  Сам позвоню!!!

Часы бьют девять. Чирикают птички.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Стасик! Кофе остыл? Ты слышишь меня? Дай мне газетку я сама тебе прочту. Стасик!

У Станислава Солодовникова звонят оба мобильных телефона. Он сразу в две трубки.

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. 1. (Орёт). Что ты мне наяриваешь? 2. (Воет). Попали! 1. (Орёт). Я тебе, что маслопуп у дырки? 2. (Воет) С «таможней» проблема? Торт скис? Меня в пионеры уже три раза принимали! Не сегодня - завтра вообще примут!!! 1. (Орёт). Надо ещё «Прачечную»!!! Срочно Ёжиков открывай!!! Нет!!! Нет!!! Это очень серьёзный пассажир!!! 

Станислав Солодовников уходит.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. (Вдогонку). Ты сегодня поздно?

Пауза.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. И вот как? И как? (Открывает газету). А это что?
ГАЗЕТА ПЕНКИНО ЛАЙФ. Мировой уникум теперь у нас в Пенкино. Борис Аркадьевич Брохтман – Действительный член международной психопатологической лиги. Платиновый сертификат занзибарской ассоциации патологов. Лауреат шао-шуньской премии за укрепление целенаправленной работы души. Блокада животных инстинктов, снятие бессознательных компульсий по наследственной предрасположенности, стопроцентное излечение всех нарушений и сексуальных искривлений. Новейшие технологии, индивидуальный подход. Гипнотический транс по методу Патиссона.

День.  В поместье Солодовниковых тихо. Часы на террасе бьют пять.  Зинаида Анатольевна в шезлонге  с Айпадом.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Метод Патиссона и всё. И психика полностью переструктурируется сама по себе. Раз, два…

Появляется Денис. Одежда его запачкана. Ранец помят. 

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Денискин!!! Ты и обратно пешком шёл!??  Шофёр за тобой должен был поехать только в половину седьмого. Что случилось? Латынь и тренировка отменились?
ДЕНИС. Латыни и тренировок больше не будет!!! 
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Почему?
ДЕНИС. Это глупость и бесполезная  дрянь!!! 
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Кто это сказал?
ДЕНИС. Сам понял. И ещё…
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.  Что ещё?
ДЕНИС. Больше не буду ходить в эту гнусную гимназию.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.  Ты заболел?!? Почему ты такой грязный?
ДЕНИС. Я здоров. Играл с пацанами в футбол.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.  С какими ещё пацанами?
ДЕНИС. Из школы у дороги.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Кто тебе разрешил?
ДЕНИС. Я в ту школу  ходить буду. Там нормально.
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Нормально?  Исключено!!!
ДЕНИС. Это почему?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.   Потому что мы с папой не хотим, чтобы ты учился в школе с убогими ублюдками!

Денис идёт в дом.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Мы не закончили разговор! Ты куда?
ДЕНИС. Сами вы убогие ублюдки!!!
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Денис! Денискин!!!

Песня сына бизнесмена
Так долго 
длилось
моё молчанье,
молчанье надежды,
молчанье отчаяния.
Но больше молчать стало невмочь.
Скорей бы уже наступила ночь.
Сбегу от родителей – жизни вредителей,  
Сидящих в  гостиной, в мягких мебелях с позолоченными выкрутами. 
С глазами тупо выпуклыми.
Бежать 
От мамашки в халате от Гуччи, папашки в костюме чернее тучи, гладко выбритого, ничего не хотящего, 
от бизнеса вымотанного и  напрочь выжитого. 
Тупость такая, просто жесть! 
Мамашка  папашке что-то  талдычит, папашка просто рожу бычит,  трёт  о бизнесе по телефону, её не слушает,  а про себя  надеется, что она упарится и с кресла свалится переспевшей грушею, или к чёртовой матери внезапно куда-то денется.
Довольно, довольно  покорность нести!
Я против снобистских  частных школ! 
По каждому из стекол школы  ударом палки нанести,
В  живую жизнь бежать, где есть:  реальные друзья, веселье  и во дворе футбол.  

                                                           
Ночь. Поместье Солодовниковых тихо. Часы на террасе бьют двенадцать. Подъезжает машина. Хлопает дверца. Станислав Солодовников орёт в трубку телефона.

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Нет! Нет, блин!!! Ты можешь просечь? Нет!!!

Зинаида Анатольевна выбегает на террасу. Подбегает к Солодовникову. 

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Дай  сюда!!! (Хватает телефон и швыряет его об стену). Дай другой!!! (Проделывает то же самоё).
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Это не поможет! 
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Слушай и  не перебивай! 

Ночь часы бьют два. Вдалеке ухает сова.

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (Орёт). Чушь какая-то!!! 
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА.  В Патиссоновском трансе человек обращается к бессознательному, и через это бессознательное  моментально приходит в правильное сознание.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (Кричит).  Откуда ты это берёшь?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Это не я, это изобретатель транса профессор Патиссон пишет. Вот тут  в Айпаде. Посмотри сам, если не веришь. 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (Спокойнее). Нет у меня времени про бессознательное у  шарлатанов смотреть! Они - то точно сознательно людей морочат. Бессознательно шагу не делают. 
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Большая часть  жизни людей определяется именно бессознательным. 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (Спокойно). Это твой профессор Патиссон  так считает?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Это мировой уникум -  Борис Аркадьевич Брохтман.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (С улыбкой).  Тоже из   Айпада тебе вещает?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Представь себе, он теперь у нас в Пенкино. Стопроцентное излечение всех нарушений и даже сексуальных искривлений.

Ночь. Часы бьют четыре. Где-то далеко заголосил петух.

ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. Конечно!!! Я и Дениску к нему хочу.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  А ребёнка зачем?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. В том-то и дело, что он уже не ребёнок.  Началось с конюха и докатилось до плебейских детей. Заперся у себя в комнате и строит планы, как будет с ними учиться в школе у дороги.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Что за школа такая?
ЗИНАИДА АНАТОЛЬЕВНА. После  Брохтмана поговорим. А сейчас давай спать!

Песня бизнесмена
Да друзья я очень, очень болен,
И я знаю, откуда  взялась эта боль.
Из  морских глубин из скважин в чистом поле
Мощною струёй  долбит в мозгу мозоль.
Голова моя машет ушами,
Гул насосов, скрежет,
Больше невмочь!
Перед глазами черными волнами -
Нефть,
Нефть,
Нефть струится
Прямо в постель,
Спать не даёт мне всю ночь.
Нефть - продукт умерших растений
И животных
Плещется надо мной
Как над усопшим монах
Над кроватью шепчутся, трупы, тени,
Нагоняя на душу тоску и страх.
«Слушай, слушай, -
Бормочут они, -
«Слушай голос нефти, это
Голос смерти!»
Я проснулся,
В окошке белеет рассвет,
Нефть забилась в глубины безбрежные. 
Я к роялю сажусь,
Никого со мной нет,
Только музыка
Чистая,   нежная.

Кабинет Бориса Аркадьевича Брохтмана. Станислав Солодовников лежит на диване. 

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. И что теперь?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ.  Сейчас будем интенсивно  направлять фокус вашего внимания во внутрь. Используем вашу личную психодинамику и мотивацию, избегая стандартизированных подходов при наведении и утилизации…
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Можно без  всей этой зауми? Борис, как там тебя?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Борис Аркадьевич.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Вали по-простому Борис Аркадьевич!
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. С собой пытались покончить?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. С какой балды ты это приплёл?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ.  Шрамчик на руке.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Тфу ты!!! Это у меня с детства.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ.  В детстве хотели всё-таки?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Нифига!  Это шрам от линейки. Папашка шарахнул и все дела.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ.  Значит, отец вас в детстве подавлял и подвергал…
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Папашка никого не подавлял, он меня  лечил.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. От чего?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. От лени. Я на фортепиано учился. Он хотел, чтобы я классным пианистом стал.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. При помощи линейки?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Что ты к этой линейке прикопался? Он всё правильно делал. Как ещё можно музыке профессионально обучить? Кто без плётки будет вкалывать по шесть часов в день?  Тебя в детстве лупили?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Нет.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Вот поэтому ты таким задохликом и вырос, Борисом таким Аркадьевичем. Сидишь тут чужое говно разгребаешь за три копейки.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Вы смотрели мой прейскурант?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Да видел! Это я так сказал, типа не реальное это бабло, а вони полный рот. Что? Не так?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Н-у-у-у…
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Баранки гну. А если по чесноку я и за большие баблосы  не стал этой пургой заниматься. Баблосы ¬- пыль!  На выходе с них радости никакой, сплошной гимор! Психи тебе, поди,  и по ночам звонят, типа пукнули, хрюкнули. А ты должен из кожи лезть, выдумывать,  что это означает.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Тонко.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. А ты думал я денежный упырь, грубая скотина?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Ничего подобного!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Врёшь. По глазам вижу. 
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. По  моим глазам?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. А то!!!
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. А что еще вам видно?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Слушай, давай на «ты», а?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Хорошо, хорошо. Что ты видишь?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Вижу, как тебя всё достало. И ты измечтался весь, как бросить это к чёртовой матери и... не прикрывай глаза. И?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Открыть неподражаемый, фантастический ресторан «Заоблачная мечта» в самом центе Москвы. Настоящий шедевр гастрономического искусства. Кухня в исполнении французского шеф-повара, собственная кондитерская, огромный винный погреб.  Интерьер  арт-деко, не липа, не китч, а как слеза, чистый. Столики, стулья карельская берёза с золотом, скатерти белоснежный лён, хрусталь, фарфор, столовое серебро. Картины - только шедевры, все подлинники.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.   А музыка?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Живая как жизнь, Станислав!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Можно просто, Стасик. Рояль Steinway & Sons.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. И никаких пациентов. Никаких ночных звонков.  Свечи в канделябрах на столах мерцают и тишина. 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Я бы у тебя  каждый вечер на рояле играл.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. А ты хорошо играешь?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Обижаешь! Я ведь до  этого гребаного бизнеса… да что там,… слышь, а Патиссоновский твой гипноз  пурга или  реально помогает? А то нервы, блин, ну ни к чёрту…
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Вот будешь смеяться, действует. Такая чушь, а эффект потрясающий. Сам  каждый раз не перестаю удивляться.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Ну, тогда валяй!  А то мне уже пора двигать, блин…
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Откинься на подушку, закрой глаза. Стасик, да не напрягайся ты так! Раз, два, уволь,  бемоль, три четыре прицепили, одиннадцать двенадцать на улице бранятся…

Ресторан «Заоблачная мечта» в самом центе Москвы

БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. (Кричит). Так дело  у нас с тобой не пойдёт, Стасик! Мы так не договаривались!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Борис Аркадьевич, мы же с вами всё обсуждали: сначала  я программу играю, а потом по заявкам.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Порассуждай мне тут! Играй, что тебя просят! Клиент всегда прав.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.   Борис Аркадьевич, вы же сами говорили, что это не дешёвый кабак, а приличный ресторан.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. «Заоблачная мечта» - не приличный ресторан! Это одно из самых дорогих мест в Москве.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Ну вот, и тогда я...
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. И ты будешь играть, хрюкать и петь всё, что  клиенты пожелают.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Даже если  они лыко  не вяжут?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Таков бизнес.  Если не вяжут, тем лучше! 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Чем, лучше?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ.  Интересуешься бизнесом?  Рекомендую по клавишам стучать, и не соваться в мои дела. Тебе самому спокойнее будет!!!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Так чем же в жопу пьяный посетитель лучше трезвого?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Трезвый в меню пялится и жмётся, а пьяный себя не контролирует и сто пудов  ещё закажет. У меня прибыль не от жрачки, а от дорогой выпивки идёт. 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. А мне что  идёт?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. А тебе, на минуточку, чаевые,  идут, так же, как и твоей Зинке за обслуживание столиков.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Я не официант. Я музыкант.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Не вижу разницы. Вы оба  обслуга. Ты бренчишь, она носит. Кстати  сегодня она тоже побренчала. Разбила две севрские фарфоровые тарелки и  хрустальный бокал «Тоскана».  Всё это по договору из вашего кармана. Так что не кривляйся и играй, что просят.

Из зала доносится крик дядьки: « Эй, за роялью, полёт шмеля замочи! Слабо?  Давай, лабай, я плачу».  Он  подходит к Станиславу Солодовникову, в это время у дядьки звонит телефон. Он кричит в трубку: «Теперь наши активы заморозят! Какая  тогда экспортная выручка? Попробуй! Это «лишний» денежный навес! Нет! Нет!»

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. (Наигрывая на рояле, бубнит). Заморозят что? Активы! Выручка какая? Экспортная. А навес? Лишний. А еще, какой? Денежный. Где-то это уже было. Но где?   (Играет полёт шмеля).

На кухне Станислав Солодовников  и его жена Зина. Зина читает газету.

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Ну что ты упёрлась в этого «Добровольца»? Что  в этой мерзости интересного? От этой вонючей газетёнки вся кухня пропахла.  Нет, действительно, что это за запах? Что у тебя на плите?

Песня жены олигарха
Тяжка  жены олигарха судьбина 
Вряд ли труднее найти,
Едешь в бутик, но застряла  машина,
В пробке на трети пути.
Вот бы зайти в магазинчик попроще,
Есть ведь сельпо рядом с домом у рощи
Ситчик на платье купить.
Сесть за машинку и быстро пошить.
Но, невозможно жене олигарха в ситцевом платье ходить.
Нет не реально, вообще недозволенно, женам магнатов так жить.
Тяжка  судьбина  жены олигарха
Вынести просто невмочь,
Бьётся с омаром на кухне кухарка
Соус  анчоусный парит всю ночь.
Вот бы картошки варёненькой с маслом
Вот бы  селедки с лучком.
Сесть и поесть, пока солнышко ясно,
И захлебнуть бы пивком.
Пиво простое  в стеклянной бутылке,
Хочется прямо из горлышка пить.
Но, невозможно жене олигарха пиво простое из голышка пить. Нет не реально, вообще недозволенно, женам магнатов так жить.
В полном разгаре страда огородная
Тяжка жены олигарха судьба.
Полет садовник гряду плодородную,
Горку альпийскую он благородную установил на дыба.
Выгнать его и посеять укропа, да завести парничок.
Поистребить все садовые тропы, 
Вырос бы свежий лучок.
Но, невозможно жене  олигарха  грядки в именье самой разводить. Нет не реально, вообще недозволенно, женам магнатов так жить.

СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Ну, конечно, яичница  сгорела! Зина!
ЗИНА. Что?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Яичница сгорела, теперь и сковородка догорает!!!
ЗИНА.  Сними с плиты! Кинь в раковину!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.   Яичницу!?
ЗИНА. В туалет!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.    В какой туалет?
ЗИНА. А у нас их что, много как у  Шмачкина?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.     Кто это?
ЗИНА. Вчера в ресторане у тебя «Полёт шмеля» заказывал.  Смотри, это он. (Читает).  В Нью-Йорке разгорелся скандал вокруг строительства  роскошного особняка Осипа Шмачкина…
ГАЗЕТА ДОБРОВОЛЕЦ.  Местная пресса окрестила Шмачкина «туалетгейтом». В его доме  площадью три тысячи метров планировалось построить двадцать шесть санузлов. Комиссия по градостроительству Нью-Йорка запретила строить такой особняк.  В результате проект был откорректирован. Теперь олигарх ждет разрешения на строительство дома, площадь которого почти вдвое меньше. Планируется, что в доме будет «всего» пятнадцать санузлов.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  И тебе сразу  пятнадцать сортиров захотелось?  Не пробовала задать вопрос «зачем»? 
ЗИНА.  Этот вопрос я задаю себе постоянно.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.   И что?
ЗИНА. И ничего!!! Вот мы работаем  в этой мерзкой «Заоблачной мечте», ты  хоть по специальности…
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.    Я по специальности? Меня что в консерватории готовили в кабаках «Полёты шмелей» лабать!
ЗИНА. Я ведь тоже не на помойке себя нашла. А вот приходиться крутиться ради грошей.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.     На тебя посмотреть, ты с таким энтузиазмом жопой перед  всякими Шмачкиными  крутишь. И дома  со смаком  про их сортиры читаешь. 
ЗИНА. Надоела эта вечная нищета!!! Я бы с радостью, хоть сегодня ушла. Сидела бы дома, ну не с пятнадцатью сортирами, но хотя бы.… В косметический салон бы ходила, туфли дорогие  каждый день покупала. 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.      Ну и нашли бы себе, Зинаида Анатольевна, кого покруче. Чего мучиться-то?
ЗИНА. Я? Может, ты найдёшь?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  В смысле?
ЗИНА. Может, ты сам себя в этой жизни как-нибудь всё-таки найдёшь? Ты ведь не дурак. С головой всё в порядке, реакция у тебя хорошая. Мог бы  попробовать заняться бизнесом.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Кто я? Я???
ЗИНА. А что? Вид у тебя очень презентабельный 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Вылитый  нефтяной магнат. Ни дать ни взять! 
ЗИНА.  Для начала можно что-то и попроще. Не обязательно  сразу замахиваться на  нефтяную трубу. 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Нефтяную трубу... (Бубнит). Если они нас отсекут от трубы, мы же «обсохнем»!  Какая к чёрту тогда экспортная выручка?
ЗИНА. Очень!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.   Склоняют  на франчайзинг! Надо подавать, как «происки» конкурентов.  В топливо при железнодорожной транспортировке злоумышленники добавили…
ЗИНА. Сильно!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Банковские депозиты!!!
ЗИНА. А что это?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Очень плохо, но надеюсь, что дальше конфискационного налога дело не пойдёт. Малейшее повышение мировых цен развернет нас на массированный экспорт и гарантирует внутреннему рынку лихорадку и дефицит.

Появляется Денис.

ЗИНА. А вот и Дениска пришёл! Как дела, Денискин?
ДЕНИС. Никак.
ЗИНА. Что в школе?
ДЕНИС. В какой  ещё школе?
ЗИНА. Ну что ты кривляешься, Денис? В твоей школе?
ДЕНИС.  Сегодня последний раз там был и  больше не собираюсь. С меня хватит!
ЗИНА. Как это?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Почему?
ДЕНИС. Это не школа, а тупая дрянь! 
ЗИНА. Кто это сказал?
ДЕНИС. Сам  вижу.
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Что ты можешь видеть?
ДЕНИС. Вижу, что полный отстой! Никаких нормальных преподов. Ни английского реального, ни математики, ни литературы, физику учитель физкультуры ведёт.  Вместо уроков все гоняют в грёбанный футбол во дворе. Я не говорю уже…
ЗИНА. О чём!?
ДЕНИС. Я хочу учиться в частной гимназии. Латынь учить хочу!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.   Латыни ему захотелось!!! Латынь из моды вышла ныне.
ЗИНА. Ты же знаешь, Денис, что мы с папой столько не зарабатываем, чтобы тебя в частных гимназиях обучать.
ДЕНИС. Тогда я сам дома буду учиться!
ЗИНА. Исключено!!!
ДЕНИС. Почему?
ЗИНА.  Мы с папой считаем, что ты должен нормально окончить нормальную школу!
ДЕНИС. Вы,  правда, считаете, что она нормальная?
ЗИНА. Абсолютно!
ДЕНИС. Вы  хотите, чтобы я  учился в школе с убогими ублюдками?
ЗИНА. Денис!!! 
ДЕНИС. Я всё понял! 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Вот и молодец!

Денис встаёт, выходит.

ЗИНА. Денис, мы не закончили разговор! Что ты понял?
ДЕНИС.  Вы сами  убогие ублюдки!!!

Ресторан «Заоблачная мечта» В ресторан гул. Появляется Станислав Солодовников. К нему подбегает разъярённый Борис Аркадьевич. 

БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Ты что, Стасик, совсем оборзел? Людей в зале полно, ты уже час,  должен бренчать!!! Где твоя Зинка? Хочешь, чтобы я вас уволил? Моментально и  без выходного пособия, так сказать!!!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Прощайте, Борис Аркадьевич! Зина, кстати тоже просила вас не кашлять.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Куда это ты намылился?
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. В бизнес решил податься, с вашей лёгкой, так сказать руки.
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Садись за инструмент, урод!!! Люди музыки требуют! Я сейчас Зинке сам позвоню!  Я с ней по любому всегда договаривался! И сейчас мы тебя быстренько в чувство приведём,  Стасик - бизнесмен хренов!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. О чем это ты с ней  всегда договаривался?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Не твоё пёсье дело!!!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ.  Ну-ка пойдем, выйдем!
БОРИС АРКАДЬВИЧ. Никуда я с тобой не пойду!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Как хочешь, гнида! А это видал?
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Руки не распускай, прыщ!!! Здесь люди приличные отдыхают!
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Покажи мне хоть одного  приличного человека!
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Я сейчас тебе покажу!!! Охрана!!! 
СТАНИСЛАВ СОЛОДОВНИКОВ. Да я  тебя…
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Вот так это делалось у нас в Одессе. (Удар).
Кабинет Бориса Аркадьевича Брохтмана. 
БОРИС АРКАДЬЕВИЧ. Хорошо. А теперь Станислав ты откроешь глаза по моему счёту. Раз, два… Стасик!!!

Песня «когда сбываются мечты»

2

Мечтал о музыке магнат,
Себя он видел за роялем,
Мечта сбылась.
Теперь не рад, лабает в ресторанном зале.
Припев:
Поднимем стаканы, содвинем их вместе!
Пусть наши мечты остаются на месте!
Пусть будет их много!
Когда-то, однажды 
Когда же? Наверное, время покажет.

3

Жена магната в глубине души  всегда  хотела  простоты,
Считая, что прекрасней жизни не бывает.
Мечта сбылась. И вот уж у   плиты она всё время просто убивает.
Припев:
Поднимем стаканы, содвинем их вместе!
Пусть наши мечты остаются на месте!
Пусть будет их много!
Когда-то, однажды 
Когда же? Наверное, время покажет.

4

Сынок магната против был элитных школ.
Считал, что  равенство всем нужно.
Мечта сбылась. Гоняет во дворе в футбол,
А пацаны над ним смеются дружно.
Припев.

5

Когда сбываются мечты
Ты словно с неба, с высоты
На землю падаешь,
И раз, огонь погас.
Припев:
Поднимем стаканы, содвинем их вместе!
Пусть наши мечты остаются на месте!
Пусть будет их много!
Когда-то, однажды 
Когда же? Наверное, время покажет.


©Катя Рубина 2013г.