Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Сцена 1

Трагикомедия  в двух действиях




Действующие лица


Луара–старушка сто лет в обед 
Нюра,сестра Луары–старушка сто лет в обед
Вика,студентка–общая внучка.
Рюрик–сын Луары, отец Вики, художник,просто гений 
Бруша – с хриплым голосом без внутренних комплексов на поверхности.

Действие происходит в Москве в наши дни.


Действие первое

Сцена первая.

Квартира старушек, в комнате  идеальный порядок. 
Две кровати, шкаф, старинное пианино, стол, на пианино большой портрет Льва Толстого, книжные полки с полным собранием Льва Николаевича, около пианино спортивный коврик.  Утро, старушки в постелях.

Луара– Что ты там шуршишь, который час?
Нюра – Я что-то не пойму.
Луара– Не понимаешь, чего тогда шуршать?
Нюра – Извини, я думала, ты спишь.
Луара– Я и спала, пока это шур-шур не началось.

Нюра  встает, натягивает халат.

Луара– Куда тебя несет?
Нюра – Вику надо кормить, я сегодня дежурная.
Луара– Пора с этим кончать, я ей вчера сказала, плов в холодильнике, есть котлеты, запеканка.
Нюра – А если она кукурузы захочет?
Луара– Захочет, кукурузы, я думаю все в ее силах, банку  как-нибудь сообразит открыть.
Нюра – А почему именно сегодня?
Луара– Когда-то надо начинать, фу- ты, совсем сон отлетел, из-за  твоей кукурузы, ну надо же кукурузы она захочет, может, ты ей бататов нажаришь?
Нюра – Каких бататов?  
Луара– Потому что «престариум» не хочешь принимать.
Нюра – А причем тут?
Луара– Потому, что мозг.
Нюра – Луар, десять часов, мы проспали.
Луара– Я ничего не проспала у меня парикмахер в полвторого.

Нюра выбегает из комнаты стучит в дверь к Вике.

Нюра – Викуля, вставай скорее, мы проспали, десять часов!
Вика – Ну, что там?
Нюра – Вставай, ты слышишь, тебе  плов, котлетку или запеканку?
Вика   – А какая, запеканка?
Нюра –  Очень хорошая, вчера делала.
Вика – С изюмом?
Нюра – Да с изюмом, вкусненькая.
Вика – Неохота.
Нюра – Есть кукуруза в маленькой баночке, как ты любишь.
Вика – Ну можно.
Нюра – Вставай скорее.

Забегает в комнату.

Нюра – Вот, как я говорила –  кукуруза.
Луара– Просто дельфийский оракул.
Нюра – А мы с тобой запеканку,да?
Луара– Я еще не встаю.
Нюра – А что ты будешь делать?
Луара– Мечтать о  том, кем я буду, когда вырасту большая.
Нюра – Я что-то не пойму, ты, что не с той ноги встала?
Луара– Ни витаминов, ничего, вот результат, как говориться, на лице.
Нюра – Это ты сейчас к чему?
Луара– Какая  нога, если я еще не встала?

В комнату заглядывает Вика

Вика – Ну и где твоя кукуруза?
Нюра – Сейчас, сейчас.
Луара– А где с добрым утром?
Вика –(скорчив рожу) С добрым утром!
Луара– Здрассте! Вика, кукуруза консервированная, как ей и положено находится в холодильнике на полке с овощами и фруктами, ее надо взять в руки. 
Ты внимательно меня слушаешь? Следующий шаг: из ящика, где лежат вилки и ножи, достается открывалка, банка открывается аккуратно, так, чтобы не запачкать скатерть на столе! Содержимое  перекладывается в тарелку. Действие третье – тарелка, предварительно прикрытая пленкой, которая находится в шкафчике около плиты, ставится в СВЧ и включается на одну минуту.
Вика – Что это за геноцид?
Нюра – Сейчас я помогу.
Луара– Не смей. Мне кажется, девушка в восемнадцать лет, студентка, уже межу прочим, способна  выполнить эти действия без помощи немощной дряхлой бабки.( Вике) Вперед. 
И дверь прикрой мне надо одеться.

Вика хлопает дверью.

Нюра–Луар,ты перегибаешь,может,конечно,я не понимаю,но так сразу…
Луара–Не понимаешь,так молчи,если не сразу,тогда вообще никогда,ногти она себе полировать по три часа может,макияжи – фигуяжи делает, а банку открыть ей слабо, тут  открывальщики  нужны, прислуга.

Луара встает, надевает тренировочный костюм.

Нюра – Я Рюрику всегда завтраки…
Луара –Вот я и говорю, мозг у тебя умер. Причем тут Рюрик?  Где корыто, где вода? А кстати, где мой хула-хуп?
Нюра – Я не брала.
Луара –В этом я не сомневаюсь, я в смысле, не видела ли ты его?
Нюра – Вчера тут лежал.
Луара– А сегодня взял и убежал?
Нюра – Пойду у Вики узнаю.
Луара– Пусть все сама делает,не лезь.

Нюра кивает, выходит.

Луара включает магнитофон, вставляет диск.Звучит Штраус «Голубой Дунай».Луара начинает плавно под музыку делать наклоны. 
Нюра входит на кухню.
Вика сидит за столом курит и пьет кофе.

Нюра – Викуля, ты что?
Вика – Ну,что еще?
Нюра – Ты уже натощак куришь?
Вика – И что?
Нюра – Брось эту гадость. Я сейчас  быстренько кукурузу разогрею.
Вика – Я уже опаздываю.

Допивает кофе, гасит бычок встает.

Нюра – Господи, что же это такое, я что-то вообще ничего не пойму.
Вика – И не парься, не всем дано.
Нюра – Ты сегодня до каких?
Вика – А тебе что с этого, ты, что хочешь узнать?
Нюра – Весь день голодная, куришь.
Вика – Поехали, как меня это все задрало!
Нюра – Сейчас бутерброд сделаю, будешь?
Вика – А удод ей  бу, бу, бу, бутерброд  жрать  не буду.
Нюра – Викуль, ты обруча Луариного не видела?
Вика – Новые песни о старом?
Нюра – Я что-то не пойму.
Вика – Достал  меня этот  гребаный обруч!
Нюра – Как это?
Вика – Я его на кусочки порезала.
Нюра – Зачем?
Вика – Инсталляцию хотела забабахать.
Нюра – Куда забабахать?
Вика – Ты что, Нюр, следователь или прокурор?  Что ты прицепилась? Ну, хотела я, тьфу, ну что тебе объяснять и…
Нюра – И?
Вика –  Срань получилась.
Нюра – Как же  ты   без разрешения?
Вика – И ты туда же! Ну, беги, стучи, Луаре! К моему приходу  сколотите крест.
Нюра – Это еще  к чему?
Вика – Чтобы меня распять.

Появляется Луара

Луара – Ну,что тут?
Вика  – К нам приехал ревизор, блин.
Луара – Ты не видел мой хула-хуп?
Вика  – Я его вместо кукурузы съела!

Встает, выходит.
Луара – Ну, все в порядке, справилась  без бабушки малютка?

Нюра вздыхает.

Луара –  Что ты, как на похоронах?
Нюра  – Ничего она не ела, курить стала натощак. 
Луара – Сама  себя наказывает.
Нюра  – Ложится поздно, у компьютера сидит, курит, мне кажется, попивает теперь и питание.
Луара –  Теперь с компьютером тоже все.
Нюра  – Как это?
Луара – Я на курсы записалась и вечером буду на нем сама.
Нюра  – На какие курсы?
Луара – На брокерские.
Нюра  – Это я что-то не пойму.
Луара – А что понимать? Не хочу  всю оставшуюся жизнь в нищете прозябать, ты как хочешь, а я дудки, надоело.
Нюра  – Почему прозябать? Квартиру мою сдаем, пенсия.
Луара – Квартира твоя, тебе же лучше будет,  если  хочешь, можешь съезжать на свою квартиру, и на пенсию пельтюхаться, тебе же все равно, тебя же ничего не интересует, ты как старая перечница сидишь ля, ля, ля.
Нюра  –  Мы  и есть старые перечницы, разве нет?
Луара – За себя говори, что за всех-то, привыкла жить в совке, все мы, мы…
Нюра  – А кофе мы будем пить, или теперь тоже по-новому, каждый сам по себе?
Луара – Зачем все так грубо влоб? Кофе выпьем.
Нюра  – Это тебе когда в голову- то пришло?
Луара – С новым  инструктором ЛФК вчера разговорились, он, кстати, мне кажется, на меня глаз положил: « Так у вас Луара Викентьевна хорошо получается растяжка!»  Он  мне все по полкам разложил,  очень перспективно.
Нюра  – А сколько ему лет?
Луара – Ну какое это имеет отношение к делу?
Нюра  – Я о глазе?
Луара – Глаз голубой, тело молодое, дух бодрый.
Нюра  – И что теперь?
Луара – Будем вместе на курсы ходить.
Нюра  – Я одна не справлюсь.
Луара – С чем?
Нюра  – С Викой. У нее же теперь институт. 
Луара – Вот именно, ты сама все сказала, хватит нянчиться.
Нюра  – А как же?
Луара – Поживешь для себя, не хочешь по новому, хоть книги читай.
Нюра  – Так я всегда вроде….
Луара –  Вроде! Что ты там читаешь?
Нюра  – Ну, слава богу, книг достаточно.
Луара – Ты пойди, сходи в книжный магазин и посмотри, между прочим, кроме твоего  Толстого, еще за последнее время кое - какие книги появились.
Нюра  –  Привычка.
Луара – Отвыкай.
Нюра  – Мемуары мои.
Луара – Людей не смеши, кому это сейчас нужно? Кого интересуют все эти старые были-небылицы?
Нюра  – Я не знала, что теперь все отменяется.
Луара – Можешь пойти у парадного сесть!  Там все по- старому. Платочек напялить не забудь! Только боюсь, там бабульки все помоложе тебя будут и тоже тебя не поймут, ты им про Каренину, они тебе про Буренину и пальчиком у головы покрутят, ну ладно, я пошла собираться.
Нюра  – Ты же к полвторого в парикмахерскую?
Луара – Я еще в магазин хочу зайти, брюки посмотреть.
Нюра  – К обеду-то вернешься?
Луара – Там видно будет. 

Выходит.

Нюра – Что там ей видно? Вот  как, теперь всё всем видно, оказывается. Теперь уже вот так,  и на ровном месте, и, дальше можешь  уматывать. Может действительно пора? Наверное, все имеет свой конец, даже уроки в школе, а что она еще дите – дитем и не факт, что  по-новому  будет лучше, и главное –  мне совсем это не трудно. 

Хлопает дверь.

Нюра –  Вот дверью хлопнула, ни до свиданья, ни будь здорова, ну и пусть, какое к шуту здоровье?

Начинает мыть чашки.
Звонок в дверь.

Нюра – Забыла что-то, и ключ тоже. Иду, иду, а мне еще про этот, как его старпериум каждый день.

Открывает дверь.

Нюра – Ой, Рюрик! Ты маму встретил?
Рюрик– Нет, не встретил никого, я   мимо проходил и такая идея возникла…
Нюра – Заходи, кушать будешь?

Рюрик в плаще проходит на кухню.

Нюра – Может, разденешься, давай. ( Пытается снять с него плащ)
Рюрик– Так хорошо, оставь. Тут искал концепцию и все пока на витальном уровне.
Нюра – Есть  котлетки, пюре морсику или чай?
Рюрик– Или чай, спросили у буддийского монаха, он шварк чашку, смеется. Чай все равно остался чаем, на ментальном, конечно уровне, ну а на каком еще?

Нюра  ставит чайник, кладет на сковороду котлету, пюре. 

Рюрик– Старушка такая беспомощная стояла на переходе, ноги дрожат и тут я.  И слезы из глаз и жалость, перевел ее через дорогу, она дрожит, я тоже, не стоит благодарности и Будда всплыл, как он эту старость увидал и плакал и тогда, зачем же его убивать- то.
Нюра – Как ты Рюрик? Как у тебя дела?
Рюрик– Был на похоронах одного товарища.
Нюра – Это кого же?
Рюрик– Ты его не знаешь, я тоже его практически, но надо было поддержать, сама понимаешь, там родня. Грустно на это все смотреть, слезы и такое одиночество, смерть.
Нюра – Да уж. Луара  решила Викушку  к самостоятельности приучать, чтобы она сама  завтракала, ну и не только, тут у нас….
Рюрик–  Конечно, само собой, и я на поминках так хорошо сказал, как-то чувства и слезы на глазах,  растрогался, я сейчас как-то восприимчив  стал, смотрю телевизор, фильм там старый « Был месяц май», и глаза застилает и потом уже реву как белуга, в преддверии…
Нюра – Чего?
Рюрик– Завари крепкого чаю, Нюра,  меня сейчас такая мысль посетила.
Нюра – Какая  же?
Рюрик– Вот я мотив искал, а он под носом у меня бултыхался.
Нюра –  Да что ты говоришь?!
Рюрик– Вот грусть, непонимание, отчаяние и смерть. Бывает же?
Нюра – Конечно.
Рюрик– И какой-то трепет, вибрация, но это слишком вербально, а тут в эмоциональном плане и энергетика, такая крепкая энергетика.

Нюра подает Рюрику котлеты с пюре, нарезает огурец, наливает в чашку чай.

Нюра – Если соли не хватает, солонка на столе.

Рюрик с удовольствием поедает  котлету.

Рюрик (с полным ртом) – Глубинность какая-то развилась, такое понимание всего, всего на тонком клеточном, практически уровне, и даже не клеточном, тут ядерные дела, суть, смысл – смысла и я как ангел над землей и слезы. Не радости, а жалости и каждая травиночка, вот этой своей фактурой проникает вглубь.
Нюра – Сейчас у Викушки  сложный период, только поступила, надо подстраиваться, это уже не школа, я считаю, что тут жесткость не подходит.  Надо потихоньку.
Рюрик– Да, само собой.
Нюра – А Луара говорит, что нечего и лучше пусть сразу привыкает.
Рюрик– Конечно пусть сразу привыкает.
Нюра – Так может ступор возникнуть или еще, я только этого…
Рюрик– Ступор это нехорошо, это не надо, зачем ступор?
Нюра – Вот и я о том же, все надо в мягкой форме, пусть сначала так, а потом уж, а Луара говорит, ковать, ковать и не лезть.
Рюрик– Ковать, обязательно, на огненной  наковальне.
Нюра – Вот я что-то не пойму.
Рюрик– И беглым взглядом окинув это все, я понял, что  торопиться не надо.
Нюра – И мне так кажется.
Рюрик– Буду, хоть месяц, хоть год сидеть и все сложится, идеи не приходят так спонтанно, вот сейчас уже что-то другое промелькнуло, и на вербальном уровне это даже не выскажешь, чуйка, ее разбередить, растормошить надо. Всего себя  раздергать до предела, до самой сердцевины.
Нюра – Еще покушаешь или чаю?
Рюрик– Да. Налей еще мне, Нюра крепенького чайку, раз такой у нас с тобой разговор пошел по душам.

Нюра наливает еще чаю.

Нюра – Я за  Луару  волнуюсь,  она решила что-то с деньгами сделать на брокерской фирме,  курсы какие-то, как бы чего не вышло, какой-то инструктор ее надоумил, она побежала сломя голову, сама не своя.
Рюрик– Ну, мама, мамуля, прибежит.

Нюра – Не девочки мы уже.

Рюрик– Под сенью девушек в цвету, а Околесников такая гадина, мразь, приходил ко мне в мастерскую с полгода  назад, тур–  сюр, глаза по углам, мало того, что всю мою энергетику высосал, как пылесосом, он еще идеи спер! Я-то, ты знаешь, все, как на духу, начал ему и это и то, на чистом глазу. Он с  девками  какими-то студентками притащился для отвода глаз, вроде в гости, а вчера на выставке я смотрю, ну все спер, все, о чем я говорил. И сто раз себе повторяю, не надо вслух, всё материализуется, все вампирят страх и потом по своей простоте проговариваюсь и вот результат.
Нюра –  Ты сейчас рисуешь?
Рюрик– Нет  концентрации. Хожу, похаживаю, смотрю на  все и жду, а пока я в таком состоянии всякие там Околесниковы прут, тырят и сосут, все, что накопилось немыслимыми усилиями, уже все до минимума свел, шарахаюсь от каждого куста.
Нюра – А ты  можешь  здесь посидеть, поконцентрироваться? Придет Викуша,   поговорите, что ей старухи? А ты так легонько без нажима  расспроси, что, да как, скажи о курении, про кожу, кожа испортится или еще, ну ты же можешь, а я мешать не буду, я потихоньку, может морсику тебе налить?
Рюрик– И  все эти придурки, все эти народные  художники и  академики допрыгаются у меня.   
Нюра – Так ты поговоришь?
Рюрик– Не дождутся!
Нюра – С Викушкой.
Рюрик– С Викушкой –  кукушкой, пойду я Нюра, потопаю, погребусь, «ветерок удаленький, дождик маленький», все  они – международные козлы рогоупорные.

Встает,  выходит в прихожую, бубнит про себя.

Нюра –  Рюрик, а денежки у тебя есть?
Рюрик–  Дай рублей триста, я потом верну, попозже.
Нюра – (достает из сумки кошелек, дает деньги) Сочтемся.

Рюрик уходит, хлопая дверью.

Нюра – Ну, что же – в спортивный магазин за  обручем. Обед есть, а хлеба нет….