Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Действие второе. Сцена 7

Квартира старушек. В кухне  на стуле раскрытая  коробка с лекарствами, на столе немытая посуда. Луара разговаривает по телефону.

Луара – А я вам что говорю!!! Это вы мне говорите??? А для чего вы там вообще сидите? Нет, я прекрасно понимаю! А у вас, что же сводок не поступает, что люди должны делать  по таким вопросам? Как через три дня? Хорошо, я записываю, документы удостоверяющие личность. Я не могу найти ее паспорт, ах мой, описание, в какой форме? Может  быть вызвано потерей  памяти, да, да, господи,  протезы, а причем тут зубные протезы? Извините, пожалуйста, да, записываю, верхняя и нижняя одежда, белье, какой  там у нее круг общения, это очень старый человек, фотография у меня  давнишняя. Да, поняла.

Появляется Вика.

Луара – А ты где шлялась?
Вика – В чем проблема?
Луара – Когда ты вышла из дома?
Вика – Приехали – разгружай, начался допрос с пристрастием.
Луара – Ты с утра Нюру видела?
Вика – Нет.
Луара – Это твоя чашка?
Вика – Я так поняла, тут у меня ничего своего нет.
Луара – Ты из этой пила кофе?
Вика – Ну, предположим.
Луара –  Значит, она ничего не пила и не ела  с утра.
Вика – А ты теперь каждый пук всех будешь отслеживать?
Луара – Куда она могла уйти?
Вика – Что шаг вправо, шаг влево – расстрел?
Луара – Не прикидывайся глупее, чем ты есть.
Вика – Кстати, есть, что-нибудь поесть?
Луара – В кровать она не ложилась.
Вика – А это ты откуда выяснила?
Луара – Что тут вчера происходило?
Вика – Ничего. Она таскалась за твоим хула-хупом.
Луара – И что?
Вика – Сказала, вроде в «Детский мир» поедет сегодня.
Луара – Что же она ночью туда поехала?
Вика – Слушай, откуда я знаю, что ты прицепилась?
Луара – Скажи, у тебя вообще что-то человеческое присутствует?
Вика – Нет, ты сама говорила, я мутант.
Луара – Я в скорую звонила, в морги.
Вика – И как там?
Луара – Там никаких сведений нет, в милиции сказали через три дня заявление писать.
Вика – Какое еще заявление?
Луара –  О пропавшей без вести.
Вика – Может,  прекратишь горячку пороть?
Луара – Конечно, ты  вообще понять не можешь, а у нее мозг.
Вика – Мозг у нее в норме.
Луара – Который час?
Вика – Шесть.
Луара – Совсем уже темно. Пойди, посмотри, там, в комнате на пианино конверт с деньгами лежит?
Вика выходит.

Луара – Господи-и!

Вика возвращается.

 Луара – Ну, что?
Вика – Нет там никакого конверта.
Луара – Ты внимательно смотрела?
Вика – Угу. Там только ее ключи.

Луара  машинально складывает чашки в мойку, открывает шкаф под мойкой, смотрит, достает из ведра разорванные листы.

Луара – Мозг в норме, вчера сама не своя, все свои писания разорвала, это что, приступы рассеянного склероза?

Вика садится, закуривает сигарету.

Луара – Ты хоть форточку открой, смолишь тут, вонища какая.

Вика открывает форточку. Большими хлопьями из форточки летит на кухню снег. Луара расправляет смятый, оторванный лист, читает.

Луара – « Накануне смерти, говорю об этом. Прощайте, старайтесь успокоить мать, к которой я испытываю самое искреннее чувство сострадания и любви. Любящий вас отец Лев Толстой». 
Вика тушит сигарету, незаметно пальцем подтирает слезу, шмыгает носом.
Раздается звонок в дверь.

Луара – Ну, слава богу! Иди, открой. 

Вика бежит открывать. Луара капает в чашку валокордин.


Луара – Десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать…

На кухне появляется Рюрик за ним Вика.

Рюрик –  Такой холод на кладбище, просто весь окоченел, глина эта сырая по гробу  стучит, тук, тук, тук, воронье слетелось, кар, кар, кар  и тут  мысль забрела, даже не мысль, а  сразу  целый концепт выстроился с характерной семиотической игрой в расторжение означающих и означаемых. И тут уже идеи, понятия,  универсалии отвлеклись  от предметов,  с которыми  их связывает наивно-реалистическое мировоззрение  и образовали  самодостаточную область, «эмпиреи»  чистых знаков.
Луара – Прекрати кривляться!!!
Рюрик – Мамуля, все серьезно, послушай,  я тут даже  записал, по ходу течения мысли.

Достает из кармана конверт, исписанный каракулями, читает.

Рюрик – Концепты парят поверх предметной эмпирики или избирательно сочетаются с объектами для демонстрации абсурдности бытия.
Луара – Где ты взял этот конверт?
Рюрик – А что, собственно говоря?
Луара – Откуда он у тебя?
Рюрик – Мне Нюра выдала в качестве небольшой поддержки.
Луара – Когда?
Рюрик – А в чем дело?
Луара – Когда она дала тебе  этот конверт?
Рюрик – Вчера вечером, сегодня  на похороны с утра поехал.
Луара – Сколько там было денег?
Рюрик – Алгебра  мышления, как правило,  оперирует чистыми значимостями.
Вика – Ты, что не слышишь, тебя бабушка спрашивает?
Рюрик – Что происходит? Вы что белены объелись?
Вика – Сколько денег???
Рюрик – Три тысячи.
Луара – Да.
Вика – Значит, денег у нее нет?
Луара – Если есть, то копейки.
Рюрик – Что вы лопочете?
Вика – Нюра пропала!
Рюрик – Куда пропала?
Луара – Что ты идиотские вопросы задаешь?
Рюрик – А сколько, кстати, ей лет?
Луара – Она старше меня на три года.
Рюрик – А тебе сколько?
Луара –  Какое это имеет отношение?
Рюрик – В таком возрасте… а вы смотрели завещания нет? Квартира - то ее...
 
Раздается звонок в дверь.
Вика – А ты все-таки редкостная  мерзость! (бежит открывать)

На кухню заходят  Вика и  Бруша.

Луара –  Только  этого черного рыцаря печали  нам здесь не хватало, и так тошно.
Бруша – Добрый вечер, я на минутку.
Луара –     Ты не вовремя пришел.
Рюрик –  Кто куда пришел?
Вика – Бруша.
Рюрик – Что значит пришел? Что это за один кофе, один булочка?
Бруша – Что-то случилось?
Вика – Нюра!
Бруша – Что???
Рюрик – Нет, подождите.
Бруша – Что с ней?
Вика – Ушла, и до сих пор нет.
Бруша – Когда ушла?
Луара – Ночью.
Вика – Ты с ней вчера говорил, она что-то тебе…
Рюрик – Вот и я все удивлялся, не может девчонка так сильно рисовать, такая мощная  хватка, да-а, а ларчик, боже мой, какой простой ответ, ну молодежь!
Бруша (смотрит на разорванные листы) – А это что?
Вика – Это я.
Бруша – Когда?
Вика – Сразу после твоего ухода.
Рюрик – Я не понимаю, вы, что вместе спите?
Луара – Это единственное, что тебя волнует в данной ситуации?
Рюрик – Не надо так, мамуля, сбавь обороты.
Луара  – Я вообще-то все сказала!  Перед уходом не забудь положить на стол Нюрин конверт!
Рюрик – Хочешь почитать мои записи?
Луара – Хочу вернуть Нюрины деньги, конверт с поросячьей чушью  мне вообще не нужен!    
Рюрик – С каких это пор тебя стали беспокоить чужие деньги в чужом кармане, это же не интеллигентно,  просто жлобство какое- то! Покойнице это бы  не понравилось!
Луара – Замолчи!!!
Рюрик –  Вот моя теория на практике, я всегда говорил, что деньги развращают,  у тебя же их куры не клюют! Ты же их лопатой теперь гребешь на своей бирже! Три тысячи   на похоронах погоды не сделают, говорю тебе как крупный эксперт.
Луара – Слушай, ты, эксперт!!!
Вика – Быстро положил деньги!
Рюрик – Ты, как с отцом разговариваешь, сыкуха!?
Луара – Не ори на нее!
Рюрик – Со своей дочерью я могу общаться, как пожелаю!
Луара – Пошел вон!
Рюрик –  Твое тлетворное влияние…
Луара – Вон!!!
Рюрик – Я…
Луара – Вернется Нюра, притащишь их, и прямо в руки, с благодарностью! Понял?
Рюрик – Ну…
Луара – Свободен!!!

Рюрик гордо уходит. Хлопает дверь.
Вика начинает истерически смеяться, смех переходит в рыдания. 
Луара капает валокордин.


Луара – Десять, одиннадцать, двенадцать, пей (протягивает Вике) пей!
Вика  (большими глотками пьет)– Горечь какая! Ну, почему все так?
Бруша – Водой запей.
Луара (Бруше) – Прикрой форточку,  а  то тут сугробы уже.

Бруша закрывает форточку.

Бруша – А какое сегодня число?
Луара – Двадцать девятое. А что?
Бруша – Значит, вчера было двадцать восьмое октября?
Луара – Логично.
Бруша  (смотрит на порванные листы) – Это все можно восстановить, первую часть я отпечатал.
Луара –  Покажи.
Бруша – Потом, я побежал!
Вика – Куда?
Бруша – Снег, ветер, холод,  последнее решение! Ну, конечно же, двадцать восьмое, осень, ночь!