Живопись Графика Створы Фотографии Романы Рассказы Пьесы Биография Статьи Контакты

Картинка девятая

Россия. Окраина маленького провинциального городка Спянска.  Зала в квартире Бабани. У окна маленький письменный стол с книжками и тетрадками и большим глобусом. На столе стоит наряженная новогодняя елочка. Шура  подходит к елке, поправляет мишуру.  Берет со стола глобус, крутит его, вздыхает.

ШУРА. Вот и так вот! И все. Вот тебе и здравствуй жопа, Новый Год! Вернулася! Как же! Так и знала, так и чуяла. Снегу-то намело по самые уши. И все сыплет и сыплет! Забегали, заскакали!!! Дорожку  чистить не надо. Вся утоптана  табунами с больнички. « Где Бабаня!?» И этот их главврач, совсем уж малахольный, туда же, в туже степь с утра-то пораньше: « Где?» Где - где?  Ищи теперь, свищи, где! Пущать не надо было! Тоже мне главный - заглавный! У главных-то разговор короткий:  «Нет и все! И точка!»  Сорок лет без отпуска обходилася и еще сорок лет обойдесся. Сам виноватый, нюня: «  Нате вам, здассте! Пожалста! Езжай, поезжай Бабаня куда хошь! К черту на куличики, в Астралию. А тут хоть трава не расти! Холодца вон наварила, оливье на три войны. Куда все девать то? Мне че надо? Вон, опять кого-то нелегкая несет! Опомнилися!

Появляется Алка. Она взволнованна.

АЛКА. Здравствуй, тетя Шура! 

ШУРА. Алка, ты?!?

АЛКА. оглядывается. А где Бабаня?    

ШУРА. Это ты меня, спрашиваешь?

АЛКА. Она не вернулась?

ШУРА. Нету ее.

АЛКА. Как?!?

ШУРА. А вот так! Свадьба-то боком ей, видать вышла! сдерживает слезы

АЛКА. Какая свадьба, тетя, Шура?!?

ШУРА. Твоя! Астралийская!

АЛКА. Господи!

ШУРА. Погуляли?

АЛКА. Я во всем виновата! Я ее, даже проводить не смогла. У меня утверждение в тот день было!

ШУРА. Перед женихом утвеждалася?

АЛКА. Никогда себе этого не прощу!!!

ШУРА.  А чего прикатила-то? Утверждалась бы дальше.

АЛКА. Тетя Шура!!! плачет 

ШУРА.  С паспортом таким неправильным, как ее пустили-то? Нельзя с такими паспортами никого  пускать! Сидела бы в Спянске! Луговая Бабаня!

АЛКА. Тетя Шура!!!

ШУРА. Чего еще?

АЛКА. Сейчас поеду!

ШУРА. В Астралию?

АЛКА. В Москву рвану, в посольство. Мы   с Бабаней так легко долетели.  С Бабаней все легко. Я так отогрелась, расслабилась, ну, просто  из головы вон! Конечно!

ШУРА. Думаешь, она там, в Астралии так и сидит все  время-то? с надеждой.  Думаешь, живая?

АЛКА. Все. Еду.

ШУРА. Погодь, перекуси с дороги-то. Холодец есть, салат, пирожки. Наготовила тут.

АЛКА. Нет, нет, тетя Шура! Некогда. Побегу. На автобус еще могу успеть.

ШУРА. Беги, Алка! Ты уж, пожалуйста, успей!

Стук в дверь.

ШУРА. С больнички все ходють и ходють. Без Бабани то всем нивкакую. Алка направляется к двери. Не ходи! Открою я уж. Враз вопросами затерзают.

Алка смотрит на фотографию матери на серванте. В зале появляется Шура и Зимовий. Зимовий весь в снегу, он отряхивает куртку, снимает  бейсболку.

ЗИМИВИЙ. Добрый день! Вы Алка? Ой, простите, Алла?

АЛКА. Да.

ЗИМОВИЙ. Я Зиновий.  Показывает бейсболку. Вот.

АЛКА. Что это? 

ЗИМОВИЙ. Бабаня  забыла.

АЛКА. Бабаня? 

Появляется Шура

ЗИМОВИЙ. В аэропорту.

ШУРА. Че, она там, в Астралии сидит?

АЛКА. Подожди, тетя, Шура. Зимовию. Где?

ЗИМОВИЙ. Во Франкфурте, в Германии.

ШУРА. Как же в Германии-то?

АЛКА. А когда вы ее видели?

ЗИМОВИЙ. Вчера вечером. Вылетела рейсом 2476 Франкфурт- Москва.

ШУРА.   А как ее в Германию-то занесло? Че она там в этой Германии-то забыла?

ЗИМОВИЙ. Бейсболку свою, вот!  показывает.

АЛКА. Это не ее. Бабаня бейсболки не носит.

ШУРА. Она и бутсы никогда сроду не одевала. А кепку, поди, к ним в придачу прикупила, чтобы по-спорсменски. Она в бутсах была?

ЗИМОВИЙ. Не помню. Нет, по-моему. Она  в аэропорту лежала, отдыхала.

АЛКА. Бабаня?

ЗИМОВИЙ. Да. Потом пол начала мыть. Я…

ШУРА. Пол мыла? Точно она.

АЛКА. А рюкзак у нее был? 

ЗИМОВИЙ. И рюкзак был, и про вас, Алла, она рассказывала, что вы в Австралии живете и …

АЛКА.  И что?

ЗИМОВИЙ.   И что шишек она в подарок набрала.

ШУРА. Каких еще шишок?

ЗИМОВИЙ. Алке. И, какая вы красивая!

АЛКА. Это она! Зиновий, миленький, спасибо вам, спасибо.  Кидается, обнимает его, потом смущается. 

ШУРА. И где тогда она?

ЗИМОВИЙ. Ее рейс точно прилетел. Я же только из аэропорта.  А тут  снег такой. 

ШУРА. С вчера валом валит. Может автобусы не ходят? Ты Алка как добралася сюда?

АЛКА. Поездом.

ЗИМОВИЙ. И я тоже.

Стук в дверь

ШУРА. Ну, вот! Слава богу!!! Идет открывать

АЛКА. Зиновий, если бы не вы… садитесь, пожалуйста, садитесь. У вас все ботинки промокли.

ЗИМОВИЙ. Ерунда.

АЛКА.  Ничего не ерунда! Простудитесь! Снимайте, быстро!  Я сейчас тапочки принесу.

В комнате появляются Шура и Пин Понг. Он в Бабаниных бутсах, брюках, сверху надето желтое платье. На голове  шапка-ушанка. В руках у Пин Понга пакет. 

ПИН ПОНГ. Приветкакдела? Улыбается

ШУРА. Вот, ребята, гляньте  на это.  Оно в  Бабаниных бутсах.

ПИН ПОНГ. Тьин Тонг я – подруга Бабаня. Бабаня танцевал, танцевал.

АЛКА. Где Бабаня?

ПИН ПОНГ. В Бангкок Бабаня.

АЛКА. Какой Бангкок?

ШУРА. Чё оно говорит-то?

ЗИМОВИЙ. Подождите, подождите. Бабаня в Бангкоке была, в аэропорту?

ПИН ПОНГ. Да, да.  Был Баня. Май-Пен-Рай!

ШУРА. Че мелит-то, когда в мае?

АЛКА. Бабаня тебе дала? Показывает на бутсы.

ПИН ПОНГ. Бабаня дарить. Я плакал.  Вот какой жизня. Бабаня добрый. Бабаня сказать: «Май-Пен-Рай!» Бабаня сказать, доктор  лечить. Я  бежать хозяин Кабаре  – театр Алказар. Ноги валяться. Бабаня доктор деньги дай билет. Бабаня вылечить, сто года танцевать кабаре у тебя буду. Деньга мала-мала брать. Многа танцевать, только дай билет Россия – Спянск Бабаня.

ШУРА. Что с ней случилося?

АЛКА. Подожди, тетя Шура! Пин Понгу. Где Бабаня? В Бангкоке?

ПИН ПОНГ. Нет Бабаня Бангкок. Бабаня Спянск лететь к доктор говорить.

ЗИМОВИЙ. Это он о себе говорит.

ШУРА. Кто это он?

ПИН ПОНГ. Он – я!!! Хозяин Кабаре  – театр Алказар давать я бьет себя в грудь деньга виза билет. Куртка, шапка русска, штаны давать, доктор ехать,  мала-мала денег сто лет танцевать.

ЗИМОВИЙ. Когда это было?

ПИН ПОНГ. Два  завтра день вчера.

ШУРА. Куртка, шапка, штаны, сто лет танцевать. У меня голова сейчас лопнет.

АЛКА. Подожди, тетя Шура!

ЗИНОВИЙ. Это все   раньше случилось. До Франкфурта.

ПИН ПОНГ. Да, да! Франкфурта Бабаня провожать. Май-Пен-Рай!

АЛКА и ЗИМОВИЙ почти хором Понятно! 

ШУРА.  Алке и Зимовию Чё вам  понятно?

ЗИМОВИЙ. Говорит, не надо беспокоиться.

В комнату входят  Христа и Трегор.

ХРИСТА. Добрый вечер!  Я Криста. Мой сын Тревор. Мы из Австралии. Бабаня сказала…

ШУРА. Она с вами?

ХРИСТА. Она тут в Спянске. 

ШУРА. Ничё не понимаю. Нету ее здесь.

ПИН ПОНГ. Я понимай. Англиски понимай, немеский понимай, русский понимай. Бабаня в Спянск живай.

ШУРА. Понимай твоя трамвай! Понимальщик.

ПИН ПОНГ. Мальщик я, да.

АЛКА. Христе  Криста, мы так волнуемся. Бабаню видели в Бангкоке, во Франкфурте. А домой она так и не вернулась!  

ШУРА. Зимовию А этих ты  в Германии видел? Показывает на Христу и Трегора. 

ЗИМОВИЙ. Нет. Бабаня одна в аэропорту была.

Трегор улыбается, подходит к елке, трогает игрушки. 

ШУРА. Показывает на Трегора. А он че хочет?

Зимовий пожимает плечами.

ХРИСТА.  Я купила Бабане билет. Тревор очень полюбил Бабаню. Она  пригласила нас в гости. Елка, праздник.

ШУРА. Трегору. Вот елка здеся. А Бабаня не здеся.

Трегор молчит. Снимает игрушку с елки.

ШУРА.  Красивая?

ХРИСТА. Он больной. Не говорит. Я  Бабане купила билет транзит. Другого билета не было. Она очень торопилась.

Алка кивает.

ШУРА Зимовию. Запуталася я! Че за транзит еще такой?

ЗИМОВИЙ. Билет с пересадками. 

ШУРА. Час от часу не легче!

АЛКА.  Спасибо, вам Криста! Садитесь, пожалуйста! Шуре. Теть Шура,  дай ему пирожка.

ШУРА. Еды  полно, для Бабани старалася. Открывает сервант, достает тарелки. Не видит, что в комнату входит Бабаня. 

БАБАНЯ. А Бабаня потерялася.

ШУРА. Да. Поворачивается и видит Бабаню.

ПИН ПОНГ. Бабаня приехать.

Трегор смеется.

БАБАНЯ, Стол то раздвинуть надо. Че, Алка, утвердилася ты?

АЛКА. Да, Бабаня!

БАБАНЯ. А я вот тебе жениха нового сыскала. Зимовий не простой. Он художник! Он Алка крепкий. Его бульдозерами давили, с цепи рвали – не оборвали, не задавили. Настоящий мужик.

АЛКА. Бабаня!!! смущается

ХРИСТА. Бабаня! обнимает Бабаню

БАБАНЯ. Моя Христа приехала! 

ШУРА. Где ты была?!?

БАБАНЯ.  Я бы  раньше  тут уж была, да заминка вышла с шишками.

АЛКА. Что случилось, Бабаня?

БАБАНЯ. Тут в аэропорте, застопорилось, спрашивают: «Че у тебя в рюкзаке?» Я им: « Очень хорошие шишки из Астралии везу». Тут как понеслося. Собак притащили, шишки нюхать.  Собаки нос воротят, медом пахнет. Они ж не медведи, мед то не едят.

ЗИМОВИЙ. Бабаня дала стране угля!

ШУРА.  Шишки, шишки! Че за  шишки такие?

Трегор открывает рюкзак, достает шишку.

БАБАНЯ. Вот, Трегор знает. Астралийский символ. Волшебные шишки. Посадишь семена, из них куст вырастет со свечами красными. Тебе Шура специально в подарок тащила. В больничку еще и в школу посадить.

ПИН ПОНГ. Волшебные шишки в Бангкок  садить тюрма, смерть, казнить.

БАБАНЯ. Светили их ренгеном. А потом обошлося. «Ступай себе, говорят!» 

ХРИСТА.  ставит тарелки на стол Хорошо у тебя, Бабанья!

Шура несет холодец, пирожки.

ШУРА. Там еще салат.

ХРИСТА. Тревор огурцы доставай.  

Трегор достает из сумки банку огурцов.

БАБАНЯ. Мы с Трегором в Астралии солили. 

ПИН ПОНГ. достает из своего пакета бананы. Мы с Бабаня  Бангкок солили.

Все садятся за стол. Алка рядом с Зимовием, Христа, Шура, Пин Понг, Трегор рядом с Бабаней.

БАБАНЯ.  А Трегору кваску, Шура налей! Давайте Наташу, помянем! Так, не чокаясь.

Все выпивают.

ЗИМОВИЙ. А теперь за тебя, Бабаня! чокается

ПИН ПОНГ. Бабаня! Май-Пен-Рай! чокается

ХРИСТА. Бабанья. чокается

ШУРА. Давай, Бабаня! чокается

АЛКА. Бабаня, моя! чокается

Трегор, сидит молча, смотрит.

ШУРА. Угощайтесь, еды много. Хорошо-то как!!! Давай, Бабаня, нашу любимую заводи.

БАБАНЯ. Поет. Сказала мать: «Бывает все, сынок. Быть может, ты устанешь от дорог. Когда  домой придешь в конце пути, свои ладони в Волгу опусти». Издалека долго течет река Волга, течет река Волга, конца и края нет. Среди хлебов спелых, среди снегов белых, гляжу в тебя, Волга седьмой десяток лет. Здесь мой причал, и здесь мои друзья – все без чего на свете жить нельзя. С далеких плесов в звездной тишине другой мальчишка подпевает мне. 
Поют вместе, кто во что горазд: Издалека долго течет река Волга, течет река Волга, конца и края нет. Среди хлебов спелых, среди снегов белых, гляжу в тебя, Волга, а мне семнадцать лет.

Трегор смеется.

БАБАНЯ. Весело тебе, Трегор? треплет его по голове

ТРЕГОР. БАБАНЯ.